?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

СТРОЙКА

Никто уже не помнит, когда началась в нашем дворе стройка. Прадеды наши жили при ней, деды, отцы, а теперь вот живем и мы.
Старожилы говорят, началось все с апарт-отеля в пять этажей, который строили-строили впритык к нашему дому, но и по сей день не достроили — стоит остов с пустыми глазницами будущих окон. А потом вспомнили, что к нему тепло подвести надо. Делов-то, до городской трассы метров сто-полтораста, и того не будет, если тянуть через двор. Весной начнем, к осени закончим. Ладно, потерпим лето, обнадеживали себя жильцы, кто на дачу, кто на Мальдивы…
Read more...Collapse )

ЧУДО

Он открыл дверь своим ключом, она вышла из комнаты.
-Купил? – спросила она, кашлянув.
-Да, вот, пельмени, чай, масло, сыр, хлеб… - Он доставал продукты из целлофанового пакета.
-Ты купил белый…
-А какой надо было?
-Я же просила НИКАКОГО ХЛЕБА! Неужели так трудно запомнить! – Она подошла к раковине, полной грязной посуды, начала яростно мыть, продолжала пилить:
-Никакого мучного в доме, я же просила, никакого сладкого, это как сухой закон для алкоголика! Неужели нельзя пойти навстречу другому человеку! Этот твой эгоизм… - Тарелка выскользнула из мыльных рук, разбилась, тарелка была из сервиза, кобальтовая, из старого сервиза, больше таких нет. Она закрыла воду, на кухне никого не было, на столе лежали пельмени, сыр, масло, чай, батона не было, из открытого окна на подоконник падал сырой осенний снег. Она подошла к окну, подышала первым снегом, успокоилась, прикрыла окно. Пошла в пустую комнату, легла и продолжила смотреть в Сети сериал, пока не заснула.
Утром дворник Мирзо не успел позавтракать, хлеб кончился, вернее, заплесневел, пришлось выбросить. Злился на молодого Махмуда, который не насушил сухарей.
Он вышел из дворницкой с широкой лопатой в руках, глянул с жалостью на первый снег, красиво таявший на желтых листьях и вдруг заметил батон хлеба в целлофановой упаковке, он подошел, поднял, хлеб был мягкий, как будто только что из магазина. Мирзо огляделся - никого, посмотрел наверх, в окна многоквартирного дома, окна были еще темны и сонны. Он посмотрел на только-только светлеющее в позднем ноябрьском рассвете небо, поцеловал батон, приложил к сердцу и произнес: Аллах акбар!

ШАГИ КОМАНДОРА

И зачем только остался! Понятно же, к чему все идет. После ноль семь и пива до этого, которое вроде не считается. Я и идти-то не хотел, город чужой, как дурак, у театра этого два часа с билетами, она не пришла, я еле-еле загнать их успел. Хотел в гостинку обратно, по дороге в «Красное-белое», там и познакомились. Пошли к ней. Сказала, что артистка, Лаура зовут, а я сослепу вообще подумал, что девочка лет одиннадцать. Не поверил. А потом этот карлик заявился. Бывший! Никаких бывших не бывает. Пошутить нельзя. Я уж шучу, я не педофил, а они опять загалдели: артисты, артисты, транс… транс… вестисты какие-то! Я как услышал это слово, думаю, ну я попал. К извращенцам. Я этому лилипуту говорю, знаешь, я детей не бью, но если ты до меня коснешься, там где лицо, там станет ровно, понял? Короче, цирк уродов. Как будто я артистов не видел по телевизору. Read more...Collapse )

ЛИФТ

Нина никогда в жизни не ездила в лифтах, как-то удавалось их избежать. Сама жила почти всю жизнь на первом этаже, сначала с мамой, потом одна. Брат жил на третьем, в сталинской высотке, в коммуналке, и Нина часто там бывала, вспархивала по лестницам. Потом брат женился и взлетел высоко и далеко, в Тушино, на 12-й этаж, - детям нужен простор и воздух. Видеться стали редко, брат, как ни уговаривал, Нина к ним не приезжала, даже на дни рожденья детей. «Сами приезжайте». Они и приезжали: брат, жена брата, две племянницы-близняшки, всем было тесно и душно в крошечной квартирке, заставленной громоздкой советской мебелью. Read more...Collapse )

Oct. 15th, 2019

Похоже, Сорокин убил не только советскую литературу, но и постсоветскую.
Из рецензии Галины Юзефович на роман Алексея Сальникова "Опосредованно":
"Роман о мире, в котором стихотворный текст обладает таким мощным воздействием, что его пришлось поставить вне закона, мог бы оказаться весьма интересным и созвучным, скажем, идеям Владимира Сорокина. Сюжет с внеположной всем традиционным нормам, но при всем том гармоничной и дружной семьей — тем более. Однако сведя оба эти сюжета в рамках одной книги, Сальников принял решение смелое, но не сказать чтобы удачное. Двум историям очевидно некомфортно под одной обложкой, они отказываются срастаться, и даже главная героиня разваливается на двух не слишком похожих друг на друга Лен — Лену-вдохновенную поэтическую наркоманку и Лену-мать, мачеху и жену. Словно пытаясь как-то сгладить, замазать разлом между двумя линиями повествования, автор наводняет пространство романа второстепенными героями, вставными новеллами и бытовыми подробностями — иногда просто непонятно зачем нужными, а иногда утомительно, раздражающе избыточными".
https://zen.yandex.ru/media/hydra_journal/recenziia-roman-oposredovanno-alekseia-salnikova-5c782d3f1cf2ee00b485c81d

Почему прием деконструкции узурпирован, с точки зрения критиков, Сорокиным (который с "ДО" пишет фельетоны), совершенно непонятно.

Oct. 4th, 2019

"Чтец усердный всех журналов,

Он способен и готов

Самых рьяных либералов

Напугать потоком слов.

Вскрикнет громко: «Гласность! гласность!

Проводник святых идей!»

Но кто ведает людей,

Шепчет, чувствуя опасность:

Тише, тише, господа!

Господин Искариотов,

Патриот из патриотов —

Приближается сюда."
(Василий Курочкин, журнал "Искра", 1861)

Ауспиция

Наш участок уже практически остался один, огороженный прозрачной сеткой-рабицей. В отличие от всех ближайших соседей, закрытых зеленым или коричневым рифленым железом. Нам принципиально не хотелось огораживаться от мира, интересно, смотреть, кто мимо шастает туда-сюда.
Вчера мы наблюдали за птицами.
Они налетели внезапно стаей на наши груши. Три огромные, напоминающие дятлов, судя по красновато-розовым шапочкам, птицы расхаживали по участку и остервенело клевали груши.
-Что-то не к добру эти птицы налетели, - проговорил муж. Read more...Collapse )
'T is strange — but true; for truth is always strange;
Stranger than fiction; if it could be told,
How much would novels gain by the exchange!
How differently the world would men behold! (Джордж Гордон Байрон. «Дон Жуан»)

В переводе Т. Гнедич:

Вы скажете, что это очень странно,
Но правда всякой выдумки странней.
Как помогли б правдивые романы
Познанью жизни, мира и людей!

Пушкинские горы

Бывают такие места, в которых вы никогда не бывали, но которые вы представляете хорошо представляете себе, потому что когда-то читали об этом месте или видели фильм, или кто-то, кого вы любили, жил там, или просто кто-то из друзей заразил вас своей влюбленностью в это место. А потом, когда вы сами туда попадаете, то ожидания ваши совершенно не оправдываются, они улетучиваются, и вы видите совсем другую картину. Даже если вы видите обещанную красивую природу или музей под открытым небом, но это не имеет никакого отношения к среде обитания местных жителей, то есть люди там живут в таких же депрессивных районах и уродливых домах, машины там ездят по такому же, как везде, разбитому асфальту, да и сами люди какие-то угрюмые и уставшие в борьбе за выживание. В общем, как говорил Геннадий Шпаликов, никогда не возвращайся в прежние места.
К таким местам у меня в разные периоды жизни относились: Звенигород (прекрасная природа, русская Швейцария, чеховские места vs силикатный кирпич), Истра (Новый Иерусалим, чудесный ландшафт vs силикатный кирпич), Валдай (озера, цепь озер, густые еловые леса, целебный воздух, почему-то фильм «Портрет жены художника» по повести Юрия Нагибина «Берендеев лес» из-за лесов vs очень бедный и страшный поселок городского типа), Ростов-на-Дону (Тихий Дон и его окрестности, мастерски описанные Шолоховым, река как главная достопримечательность, красивые и самобытные казаки, особенно красивые в исполнении артистов из фильма Сергея Герасимова vs несовместимая с жизнью жара летом под 50, отсутствие пляжей, сильно загрязненная река Дон в черте города), и, наконец, Пушкинские горы. Вот о Пушкинских горах я расскажу подробнее. Read more...Collapse )
источник: https://kuraptseva.livejournal.com/33958.html

Он писал блестящие пьесы. А как они могли быть поставлены в то, теперь уже невероятное время? Многие знают историю с Иосифом Райхельгаузом. Невинный жест Иосифа, когда он пригласил публику просто на одну из открытых репетиций Сашиного “Автопортрета”, стоил ему судьбы. Режиссер был изгнан из театра.Read more...Collapse )

Profile

kodzujoro
kodzujoro

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Taichi Kaminogoya