Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

(no subject)

на платформе Павелецкого вокзала. вижу, как женщина ругается фонарным столбом.

дневник

Вышла на улицу, от метро раздавалось: "ты у меня одна, словно в ночи луна". На обратном пути из Пятерочки тот же мужской немолодой голос пел: "давайте говорить друг другу комплименты". Ну, давайте.

ЦИТАТЫ ИЗ "АМЕЛИ"

Раньше он был контролёром в метро, компостировал билеты. И вот уже три месяца каждую ночь он встаёт и компостирует вот эти вот мои лавровые кусты.

— Подумать только, твоему сыну пятьдесят лет, но до сих пор всю его бухгалтерию веду я!
— Да ты ему сама до пятнадцати лет на щётку пасту выдавливала!..

-А телефон все звонил, и звонил...
-А мне звонит моя микроволновка.

Одиночная прогулка

Вышла из дома примерно в 17.00 и пошла вдоль Озерковской набережной на юг, дошла до садовой, перешла на ту сторону и пошла по Шлюзовой набережной. Шлюзовую сменила Дербеневская, Дербеневскую - Павелецкая, и наконец дошла до Даниловской набережной: на изгибе показался желтовато-розоватый Даниловский монастырь, но подойти к нему со стороны набережной, увы, невозможно - промзона.
Дошла до третьего кольца, уже было темно, наверху сверкал неоновый Чикатилло (реклама сериала). Поднялась, не оглядываясь, по лестнице на саму трассу, прошла немного, спустилась к Варшавскому шоссе, где метро Тульская и тц Ереван-Плаза. Обратно уже поехала на метро.
Пока шла по набережным, заметила в районе Дербеневской на воде небольшую стайку нырков - самцы черненькие с белыми крыльями, самки темнобурые с хохолками. Они и, правда, здорово ныряют.

(no subject)

Пошла сегодня в 4-й филиал 68-й пешком 3 км. Оделась потеплее: плисовые штаны юникло, под биопуховик поддела еще один натуральный тоже юникло, валенки на подошве (скорее валены сапоги). Пересекла Пятницкую, Ордынку, Полянку и Якиманку, потом перешла Патриарший мост, и там уже метров сто до Зачатьевского переулка. Было солнечно и морозно (гугл показывал -9), было ветрено. Но солнце уже чуть пригревает, это не январь и уж тем более не декабрь. Вышла в 14.15, дошла в 15.00.
Но в поликлинике (филиале) выяснилось, что с направлением нужно тоже записываться (хотя на мос.ру я искала такой тип записи и не нашла). Ну записалась у них через терминал и пошла опять домой - еще 3 км.

любимое место в 1984 (финал)

"Если бы кто-то из них двоих захотел, они могли бы условиться о новом свидании. А встретились они нечаянно. Произошло это в парке, в пронизывающий, мерзкий мартовский денек, когда земля была как железо, и вся трава казалась мертвой, и не было нигде ни почки, только несколько крокусов вылезли из грязи, чтобы их расчленил ветер. Уинстон шел торопливо, с озябшими руками, плача от ветра, и вдруг метрах в десяти увидел ее. Она разительно переменилась, но непонятно было, в чем эта перемена заключается. Они разошлись как незнакомые; потом он повернул и нагнал ее, хотя и без особой охоты. Он знал, что это ничем не грозит, никому они не интересны. Она не заговорила. Она свернула на газон, словно желая избавиться от него, но через несколько шагов как бы примирилась с тем, что он идет рядом. Вскоре они очутились среди корявых голых кустов, не защищавших ни от ветра, ни от посторонних глаз. Остановились. Холод был лютый. Ветер свистел в ветках и трепал редкие грязные крокусы. Он обнял ее за талию.
Телекрана рядом не было, были, наверно, скрытые микрофоны: кроме того, их могли увидеть. Но это не имело значения — ничто не имело значения. Они спокойно могли бы лечь на землю и заняться чем угодно. При одной мысли об этом у него мурашки поползли по спине. Она никак не отозвалась на объятье, даже не попыталась освободиться. Теперь он понял, что в ней изменилось. Лицо приобрело землистый оттенок, через весь лоб к виску тянулся шрам, отчасти прикрытый волосами. Но дело было не в этом. А в том, что талия у нее стала толще и, как ни странно, отвердела. Он вспомнил, как однажды, после взрыва ракеты, помогал вытаскивать из развалин труп, и поражен был не только невероятной тяжестью тела, но его жесткостью, тем, что его так неудобно держать — словно оно было каменное, а не человеческое. Таким же на ощупь оказалось ее тело. Он подумал, что и кожа у нее, наверно, стала совсем другой.
Он даже не попытался поцеловать ее, и оба продолжали молчать. Когда они уже выходили из ворот, она впервые посмотрела на него в упор. Это был короткий взгляд, полный презрения и неприязни. Он не понял, вызвана эта неприязнь только их прошлым или вдобавок его расплывшимся лицом и слезящимися от ветра глазами. Они сели на железные стулья, рядом, но не вплотную друг к другу. Он понял, что сейчас она заговорит. Она передвинула на несколько сантиметров грубую туфлю и нарочно смяла былинку. Он заметил, что ступни у нее раздались.

— Я предала тебя, — сказала она без обиняков.

— Я предал тебя, — сказал он.

(...)

— Думаешь только о себе, — эхом отозвался он.

— А после ты уже по-другому относишься к тому человеку.

— Да, — сказал он, — относишься по-другому.

(...) Она пробормотала, что опоздает на поезд в метро, и поднялась.

— Нам надо встретиться еще, — сказал он.

— Да, — сказала она, — надо встретиться еще.

Он нерешительно пошел за ней, приотстав на полшага. Больше они не разговаривали. Она не то чтобы старалась от него отделаться, но шла быстрым шагом, не давая себя догнать. Он решил, что проводит ее до станции метро, но вскоре почувствовал, что тащиться за ней по холоду бессмысленно и невыносимо. (...)
В музыке, лившейся из телекрана, что-то изменилось. Появился надтреснутый, глумливый тон, желтый тон. А затем — может быть, этого и не было на самом деле, может быть, просто память оттолкнулась от тонального сходства — голос запел:

Под развесистым каштаном
Продали средь бела дня — Я тебя, а ты меня...

У него навернулись слезы. Официант, проходя мимо, заметил, что стакан его пуст, и вернулся с бутылкой джина".

Поход в низовья Сетуни с Александр Курбатов и Ко. Часть 1

21 декабря 2020. Поход начался у ст. метро Спортивная. С котиков на Малой Пироговской. До метромоста (за которым собственно и начинается Сетунь) встретились котики в трех ипостасях (видах существования): изваяние, живьем и фотопортрет:

1. Кошачий божок (у хантов есть богиня-кошка)
Collapse )

Андрей Родионов. Валентин и снег

Олег и Валентин повстречали Леонида,
Который дал им утром денег,
Чтобы ему привезли белый.
Вечером они и повстречали Леонида,
И Леонид спросил Олега и Валентина:
- Ну что, привезли?
Олег и Валентин достали белый.
Леониду, когда он развернул, показалось,
Что его обманывают.
- И это все? - спросил он.
- Это все, Леонид, - отвечали друзья.
- Но здесь очень мало белого,
Тогда отдавайте деньги!
- Деньги у нас отняли в милиции, Леонид, -
Отвечали друзья.
Я слышал, как они орали друг на друга
Практически до самого метро «Чеховская».
- Где деньги, где деньги, Олег и Валентин?!
- Нас кинули, Леонид,
нас кинули, Леонид!
- Танцующий приедет сейчас
Скиньтесь со Стасом, если хотите.
Танцующий привезет белый
Через полтора часа, подождите.
- Нет, Леонид, не доставай ножа!
Давай, Леонид поговорим не спеша!
Олег и Валентин, Олег и Валентин…
- Где белый, где деньги?
- Потом поговорим.
Около метро «Чеховская» я встретил
Танцующего и Стаса.
Они оба были под белым.
Прошло столько лет
Проходя проходным двором
От метро чеховская до козихинского переулка
Ночью в плохую погоду
Один
Порою я слышу
Как кричат друг на друга
Олег и Валентин

Воробьевы горы

в Москве, на территории Нескучного сада
там, где хорошо пьется вино
с одной стороны проходит шумная автострада
с другой - облагороженное ЦПКИО
на одной из гор Воробьевых
площадка с памятником есть
где юные, еще безбородые Огарев и Герцен
вздумали клятву друг другу принесть
а я и не знала, что они крепко дружили
помню только как по улицам, названным в их честь
мы тоже еще юные бестолково кружили
в поисках лавочки где бы присесть
а они уже знали куда идти и что делать
и особенно кто виноват.
разбуженные восстанием декабристов
пошли на Воробьевы горы в цветущий сад
в далеком 1827-м два гимназиста
взявшись за руки, пошли они на природу
пубертатный период, он такой сложный
там они поклялись "бороться за счастье народа"
а по другой версии "с самодержавием бороться"
так или иначе возможно они то и другое пообещали
сгоряча,
начитавшись Шиллера, задолго до Ильича
наверное, ножичком резали с дрожью
детские руки свои
чтобы почувствовать всей кожей
каково это - идти супротив
только одного я понять не могу
отчего это Воробьевы горы
в 35-м году
были переименованы в Ленинские горы.
Может, Володя Ульянов тоже бродил
по этим местам разбуженный
Герценом и Огаревым в ночи
и пока все на даче в Нескушном ужинали
он в экстазе скакал и кричал:
Я - Царь Горы, я - Царь Горы!
И он им стал.

Размышления во время прогулки по Воробьевым горам 8 января



фото: Мария Мельникова

В Москве, на территории Нескучного сада
там, где хорошо пьется вино
с одной стороны проходит шумная автострада
с другой - облагороженное ЦПКИО
на одной из гор Воробьевых
площадка с памятником есть
где юные, еще безбородые Огарев и Герцен
вздумали клятву друг другу принесть
а я и не знала, что они крепко дружили
помню только как по улицам, названным в их честь
мы тоже еще юные бестолково кружили
в поисках лавочки где бы присесть
а они уже знали куда идти и что делать
и особенно кто виноват.
разбуженные восстанием декабристов
пошли на Воробьевы горы в цветущий сад
в далеком 1827-м два гимназиста
взявшись за руки, пошли они на природу
пубертатный период, он такой сложный
там они поклялись "бороться за счастье народа"
а по другой версии "с самодержавием бороться"
только не было в их клятве "за свободу"
так или иначе возможно они то и другое пообещали
сгоряча,
начитавшись Шиллера, задолго до Ильича
наверное, ножичком резали с дрожью
детские руки свои
чтобы почувствовать всей кожей
каково это - идти супротив
только одного я понять не могу
отчего это Воробьевы горы
в 35-м году
были переименованы в Ленинские горы.
Может, Володя Ульянов тоже бродил
по этим местам разбуженный
Герценом и Огаревым в ночи
и пока все на даче в Нескушном ужинали
он в экстазе скакал и кричал:
Я - Царь Горы, я - Царь Горы!
И он им стал.