sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Categories:

АГОНИЯ

А
Анестезиолог Аркадий Андреевич ассистировал Арарату Абрамовичу.

-Абсцесс, Аркадий Андреич.
-Автономный же.
-Абсолютный. Ампутрировать.
-Ампутировать? Амбулаторно??
-Аккуратненько.
-Абсурд!
-Амеба!
-Аспид!
-Автогеном.
-Асс! - ахнула ассистентка Анечка. – Аппендицит автогеном!
-Активируйте аппарат, Анюта!
-Аритмия, Арарат Абрамыч! Азоту?
-Ага! Арманьяку Андреичу!
-Алкоголик!
-Аферист.
-Аминазину Аркашке, Анна!
-Ага!
-Апропо, Аркадий Андреевич, акушерку-то Авдееву анально апробировали?
-Авдеева аховая!
-Ааап!
-Анечка, Аркадий Андреевич – анахорет?
-Аркадий Андреевич – ангел!
-Анечка-то Аркашкин адвокат. Апорт, адвокатесса!
-Аааааааа! Аааааа! Аааааа! Аххх!
-Актриса Анюта Акулова.
-Анна, активируйте агапе.
-Ай, Арарат Абрамыч, аритмия адская!!!
-Абсурд! Афиногенов амбал. Анатомия атлета!
-Агрегат-то ампутировали, Арик!
-Аукнется авторам ампутации?
-Ахахаха!
-Ааааа! Ааааа!
-Анька, аппарат!!! Активней!
-Арарат Абрамыч, Афиногенов агонизирует!
-Агония, Арик!
-Атас!
-Авторитеты анально атакуют авторов ампутации.
-Амбец.
-Аня, активизируйте аннигилятор!
-Алё, автопарк? аллюром — автомобиль анестезиологам! Аня, аут!
-Ауфауфидерзейн!
-Ага, ага.
-«Антрацитику», Аркаш?
-Ага.
-Ааах, Арик... Ааах! Армянин аховый, аспид!
-Ай, ай, аааааам, аааммм, агонизирую, Аркаш....
-Арик, амба.
-Амба, Аркаш.
-Аньку анально?
-Ага.

Б
Бедный Борис беседует бодро, буровя бровями бездонную бабу
Баба бедовая близко бежит, борется борзо
Бесом бесстыжим бравирует Борька буквально
Буквы бугрятся, берут безысходных блондинов
Близко берут, безответно, бесперебойно
Будет Борис безнадежным
Божена - бесстрашной
Богово – Богу
Бесовское – бесу
Бегай, Борис без барометра
Буркалы близко
Будут бинокли белее
Бакинских букашек
Бестолочь батя
Безумный батрак бесновался
Боги берут благородного барина
Брешешь!
Баба бежит без балеток
Бравируя бешеной брюквой
Брюки белеют
Бандиты берут Буковину
Бойко бормочут
Без Брежнева будем бодаться
Белка бушует
Барак беспринципно башляет
Брак безысходный
Бориса, Божены
Бесплоден

В
Волюшка-воля вечный враг волюнтаризма? Вранье. Вот ведь... Весной все-таки вляпались. Вернуть веру? вернуть внуков? вернуть валенки? вернуть водку? вернуть воссоединение? вернуть Васнецова? Врубеля вон! вернуть волшебство вечности? вооот! Воссоединит всех влюбленность, влюбленность высшего вещества... влюбленность в великое, в вечное, в высокое. Воротишь вранье - вернешься в вакуум, взвоешь волком. Воот.

Г
Горничная Галина, гладила галстук, говорила геологу Гусеву, глядя голубыми глазами.
-Грызешь гранит грызешь, гастарбайтеров гоняют, гонорары грошовые.
-Грохнули губернатора! - Гусев грустно глотал гречку. - Геолокатором, главное, грохнули!
-Господи! - Глаза Галины горели. - Горе горькое!
Гусев гневно гнул гвозди.
-Гони, Галюня, грусть! - горбоносый геолог гладил Галину грудь.
-Грабли грубые, грубые! - голосила голая Галина.
-Грех горничным гоношиться! - губами гасил Галю геолог. - Горько!
-Господи, Гусев, гостиница! Гостей гуртом!
-Где Галкины грудки? - гоготал Гусев. - Горячие грудки!
-Господи! Грибы, грибы ж горят!
-Грибы?! Где? Государственные грибы готовишь? - Гусев глядел грозно.
-Губошлеп! Геологов грибы! Гусев! Горбачевских годов грибочки.
Гусев гневался.
-Грабишь, Галька, государство.
-Где грабишь-то? Гопники грабят.
-Говори, гадина, где гребешь? - Гусев грубо гнул Галину.
-Гусев, говядина губернаторская. Грузины грохнули губера. Газели говно гнали. Говядина гнилая, - гундосила грудастая Галина.
-Гнилая, говоришь? - Гусев гнал голую Галину где гудели газели.
-Гони! Гони, говорю, гнида!
Галина громадной грудью гнула руль, гнала газель. Гусев гнобил голожопую Галину, гладил гаденько грудки горничной. Галина героически гнала газель.
-Герои грохнули гниду. Гнида грабила город. Гусев грохнет голожопую гниду. - Гусев глядел гордо, говорил горячечно.
-Господи, Гусев! - Галина газанула. - Горим!
-Глюки, Галька, глюки грибные! - Гусев горел. - Горячо, Галка!

Галина грустно гладила гроб Гусева, гладила грудью. Гуляла голая, галлюцинировала. Ганнушкин гладил голову Галины. Галоперидольчику, говорил Ганнушкин, Галине Григорьевне, граммчик. Глубинные гештальты группирует.




Д
дух дышит, душой движет, духовность достигается.. даааа, дела... детишки-то дома, дедушку допекают, дочка дает дрозда. докатились, допрыгались, доскакались! давай-давай, делай-делай, "душили-душили". дожили! допустим, директор доминирует, да? дворники держатся, дружно держатся. дружба дворников дело двойственное. девальвация духа, духовности.
дошло даже до диплодока! дулю держим, да? дипломатия дикарей! деспотия диктатора достала даже дворников. дерматин даже дырявый! до денег дело дошло. дедушка дал дуба.


О
Отец Онуфрий оглядел окрестности Оренбурга.
- Орск окаянный опротивел, Оренбург оооченьобрадовал!
Основные остановки освещались отсветом от огромных обозов. Один обоз остановился около о. Онуфрия. Осторожно обойдя оглоблю, он окликнул обозного Олега.
- Олег! Обедню отслужу, обратно отвезешь?
- Отвезу... Отчего ж... Обожду. Осенние опарыши обильно осыпаются.
- Охохо. Область опять объявила охоту?
- Опять облом обмену открытому, - огорчился обозный.
- Объезжай, объезжай, орясина! - орали охранители.
Олег объехал.
- Один опарыш - одна овца? - осведомился отец Онуфрий.
- Окстись, отец! Один обоз опарышей - одна овца!
- Однако, обедня. Опоздаем. - Отец Онуфрий огляделся. - Оскоромился опять, олух?
- Обильно... - Олег, осклабившись, отъехал.
- Обжора! Обождешь около ограды? Охранителей объезжай. Они оборотистые обезьяны. Осторожно, Олег! - окрикнул Олега отец Онуфрий.
Окровавленный Олег обернулся, оседая. Около остановки обвалились остатки общежития ополченцев.
Отец Онуфрий остался один. Олег окочурился. Охранители осторожно окружали обоз.
- Оккупанты оглашенные! - Отец Онуфрий отходил огородами.
«Обедню отслужу, обратно озером», - опасливо обходил Олеговы останки о. Онуфрий.
Обедню он отслужил, озираясь.
- Осанна! - осенил общины огордников, околоточных, овцеводов, ополченцев. Охранителей особенно осенил.
- Оставайтесь, о. Онуфрий! Орск очень опасный, - Ольга Осипова обожала о. Онуфрия. Он окормлял Ольгу. - Охранители Орска оборзели: обдирают обозы, отбирают опарышей, обстригают овец, обижают огородников-орденоносцев. Орда! Осмотритесь, обдумайте. Освятите одиннадцать оставшихся обозов, отобедайте.
Отец Онуфрий освятил обозы, отобедал.
-Объедохся, опихся! - отвалился отяжелевший отец Онуфрий от окрошки. - Орск опротивел. Оренбург обескровлен.
- Осень откатилась, озимые ожухрили! - Ольга отпила от охристой «Оболони».
-Оптимистка! - отрыгнул остатки осетрины отец Онуфрий. - Ой!
-Отдохнете, отец Онуфрий?
-Отдохнем, отдохнем, Олюшка! - отец Онуфрий осенил опочивальню, отдался отдыху.
Ольга осторожно открыла окно ополченцу Остапу.
- Опять объявился, «оленеввод»!
Остап осторожно обошёл ослабевшего о. Онуфрия.
-Опием опять опоила, озорница? - Остап ожесточенно онанировал.
- Обидишь Оленьку? - обмирала, обнажаясь, Оля.
- Обижу, ох, обижу, - облизывал Олино очко ополченец.
-Оросишь Оленькино очко?
-Орошу обильно! - осеменял Ольгино очко ополченец.
-Остановка Орел! - отшучивался Остап.
-Ой ли? - охала Ольга.
-Обратал Оленьку отец?
-Обратал.
-Обеспечил Оленьку ополченец?
-О! Ой! Охххх!
Обнаженные, они обнимались.
Осенний Оренбург. Остались одни обедни, обычаи, отчаянные объятия, обмороки обречённых.
-Останешься, Остапушка?
-Онуфрий остоебенил, - одевался Остап.
-Обожди, - Ольга осунулась. - Одну осень.
-Отвечаешь?
-Отвечаю.
-«Отвечает» она! - обозлился Остап. - Одиннадцать обозов опарышей — одиннадцать овец! Обдумывай окончательно. Отметим отходную. Освободимся от Оренбурга!
-Охранителям откат обязательно. - Ольга отстраненно оглядела отца Онуфрия.
-Обижаешь! Онуфрий очнется. Опий остался.
Ольга открыла окно, оглядела оголенные осины, остудилась.
-Одобряю. Опием огненным оканчивай.
Ополченец отравил отца Онуфрия остатками опия.
Одинокая осина озера Осолонь оплакивала о. Онуфрия.
- Он обречён, Оля. Отставить оплакивать!
Остап околоточным обменял одиннадцать онуфриевских обозов опарышей, отдал откупщикам онуфриевских овец.
- Опять осенние операции "Очистим Оренбург от опарышей", - Оля осторожно обнимала ополченца. - Обождем.
- Обойдется, - Остап обсасывал Олины округлости.
-Ой ли? - Ольга отмораживалась.
-Обыватели одобряют, - Остап обстоятельно обрабатывал Олю.
- Обнулились обороты. Осиротели окрестности. Осыпались осины.
-Оставь озерам оплакивать останки Онуфрия и обозного Олега. Обманом он обнадеживал осиротевших, опухших, оглоед. Обидно, Олюшка.
- Очень, Остапушка, - отвечала Оля, обихаживая Остапа.
-Осень, однако, отходит, Олюшка. Одевайся. Обернемся овцеводами. Отстанут.
Окончание

Н
-Надежда! Наденька! - Нарком Новиков начал неуверенно.
-Николай Николаич? Ночью?
-Надя, немцы!
-Нет! - Надя набросила ночнушку.
-Немцы надвигаются на Новочеркасск. - Нарком напирал.
-Надо немедленно начинать наступление! - Надю накрывало.
-Новости неутешительные.
Надежда накинула норковую накидку. Николай Николаевич, нервничая, наступил на напольный ночник.
-Негодяи! Немецкий ненавижу.
-Несвоевременно, Николай Николаич, несвоевременно.
Надежда накрыла наволочкой ноги. Ноздри Николая Николаевича набухли. «Ножки, нежные Надины ножки», - неуклюже наслаждался нарком.
-Наливки?
-Н-нет, - Николай неожиданно наклонился над Надиными ногами.
-Неандерталец! - Надежда нахмурилась.
-Не могу, - Николай нюхал Надины ноги, - нимфа нежная.
-Насладились? - Надя накрыла ноги норкой.
-Недотрога! - Николай Николаевич недовольно надевал носки.
-Не наглейте.
Нарком наложил на Надежду немоту, начал насиловать. Неожиданно налетели немцы.
-Нормандия Неман?
-Нет, Нюрнбергские немезиды, - Николай Николаевич надевал на Надю наручники.
-Ненормальный!
-Нас никто не найдет, Надя! Настройтесь на новое наслаждение.
-Несчастный.
Неожиданно Надежду накрыла ненависть. Нащупала нож, нажала на наручники, ну же, наконец-то, ниспали, Надежда напала на наркома.
-Надежда... не надо, - нарком навалился на Надежду, набычился, наган наставил. Но напрасно. Нож нашел наркома.
-Насекомое, - Надежда наслаждалась ночным небом. Никто не наезжал, не насиловал, не наставлял наган. Направление на Нюрнберг.

И
Ирина Игоревна Изотова измучила Илью Истратько исследованиями.

- Истратько, ищи истину! – истерила Изотова.

Истратько искал иррационально: икал, испражнялся, интересовался ископаемыми ихтиозаврами.

-Интуитивно ищи, - испытывала Истратько изуверка-историчка.

Илья использовал искусственный интеллект инженера Иртеньева.

- Иртеньев известный идолопоклонник, изолгался, ирод. Интегралы Иртеньева испорчены. Иди и ищи изнова!

Истратько изображал идиота.

- Избито, - искушала Илью Ирина Игоревна.

-Извините, Ирина Игоревна. Идиоты изменяют избитые истины!

-Ишшшь, идиот! – историчка испепелила Илью, и Истратько исключили из института.

Истекли июнь, июль. Илья изменился: исхудал, изрезал икону, избил инженера Иртеньева, исповедался иеромонаху Иннокентию, изнасиловал Ирину Игоревну, искусал инспекторов, избежал изоляции, исправил исследование, исключил из итогов инфракрасное излучение, испражнился игреками и иксами, избороздил Игарку, исходил Иссык-Куль, изматерил иеромонаха Иннокентия, истово исповедался, истратил исподнее, искупался, искалечил изгоя Ицхакова, испугался изоляции, исправился, исколесил Икею, избежал инаугурацию, изобрел ионный истребитель, испытал истребитель: испек Ирину Игоревну ионизирующим излучением, изрубил Ирину Игоревну, испугался, изменился: Истратько икнул, Истратько изверг Ирину Игоревну, Истратько исповедался истово, Истратько изможденно изрек: «Истина - изменчивая игра», Истратько истончился, Истратько изумился, Истратько исчез.


Я
я, Янина Ясная,
явилась Янусом
январскими ягодицами
ядовитым языком
ярится яйцами
ярилом ягодным
яркими ямочками
ядерной ящерицей
ясенем японским
язвой Ясонской.
Tags: рассказики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments