sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Кино без пленки. Про "нравится-не нравится" и инициации

Один мой знакомый художник-верстальщик, когда какой-нибудь упертый заказчик очередной раз говорил: «мне не нравится», любил повторять: «нравится не нравится – потерпи, красавица». Впрочем, заказчикам-непрофессионалам такой критерий оценки простителен, так же, как просителен он рядовому зрителю или читателю, которые просто хотят получить удовольствие эмоциональное и/или интеллектуальное от просмотренного или прочитанного.

Но самое странное для меня слышать такую оценку на лабораториях. Вот подавляющее большинство начинают с фразы «мне (не)понравилось». Да, блин, хочется возразить, ну кем вы себя мните, истиной в последней инстанции. Кому интересна демонтсрация вашего вкуса, ну, мы не на дегустации вин, хотя сомелье тоже должны уметь анализировать вина, а не просто смаковать или плеваться.

Вчера после читки «Бутовского Христа» обсуждение приняло угрожающий характер партсобрания, когда одна девушка предложила голосование: поднимите руки те, кому понравилось! И ведь народ кинулся поднимать. Но не все, слава Богу. Увидев меньшинство, девушка радостно резюмировала: вот, мне тоже не понравилось.

Не могу сказать, что я была в восторге от всех вещей, которые я вчера слышала. Но, как справедливо заметил Молчанов, это лаборатория, и люди там собрались не готовый продукт оценивать, а, по сути, заявки обсуждать. Одни принесли синопсисы, другие редакции сценариев. Именно редакции, потому что, как показывает практика, даже гениальные сценарии потом дорабатываются. И задача собравшихся не продемонстрировать другим свои пристрастия и вкусы, а тактично указать со стороны (поскольку у нас глаз еще не замылен) на сильные и слабые стороны (места) в сценарии. Автор может прислушиваться или нет, это его дело. Но бывает, что в процессе обсуждения что-то всплывает такое, чего автор и сам не закладывал в свой сценарий. В «Бутовском Христе» (интерпретация рассказа Акутагавы «Нанкинский Христос»), например автор хотел сказать, что Бога нет, а другие, наоборот, восприняли эту историю как святочный рассказ про чудо. Значит ли это, что автор просто скопировал, а не переосмыслил рассказ Акутагавы или автор так понял первоисточник, это уже другой вопрос. В любом случае выше своей головы автор прыгнуть не в состоянии. Как там Писатель говорит в Сталкере? «вынул мерзость – жрут мерзость».

В другом сценарии про кенгуру тоже самое. Набор безотказных приемов ниже пояса (убийство милого мультяшного добрейшего для средней полосы России кенгуру, да еще с кенгуренком). Рыдания в кинозале обеспечены. Только непонятно ради чего. Единственный здравый голос раздался справа, человек в светло-зеленом свитере (увы, никто не представляется) сказал: это инициация, мир подростков жесток и т.д. Все правильно, только перевертыш получился. Это не инициация, это анти-инициация. Настоящая инициация была бы, если бы герой (интеллигентный ботаник Коля, читающий книжки про животных) отказался бросить камень. Вот это было бы сильно.

А так мне такой герой неинтересен. Он захотел, непонятно почему (ладно бы, если ради маргинальной девушки, а то просто так, без всякой мотивации), стать любой ценой членом стаи/стада и для этого покорно выполнял любой приказ подонка Серого: укради беляш, целуй девушку, забей кенгуру. А он-то сам, Коля, где? его нет. Только этот Серый все-таки не тренер по тантрическому дзен-буддизму и Коля не адепт, и вообще история не про это.
Иногда кажется, что у авторов каша в голове, истории сочинять умеют, а выводы делать нет, вернее выводы получаются какие-то убогие, гора рождает мышь. Вот был такой американский фильм, основанный, кстати, на реальных событиях «Жертвы войны» о том, как группа американских разведчиков, отправившись на задание, берут в заложницы из вьетнамской деревни девушку и по дороге насилуют, насилуют ее, в конце концов она умирает (не очень уже помню сюжет). Весь отряд превращается в животных и принимает в этом участие, кроме одного – героя Майкла Джея Фокса. Помешать он им не в состоянии (их четверо, он один), но он постоянно выступает против изнасилований и не участвует в этом и даже пытается ее спасти. Вот это инициация. А по логике автора «Кенгуру» он должен был присоединиться к другим солдатам и превратиться в такое же животное. Еще по ходу вспомнила историю Гришковца "Как я съел собаку". Тоже инициация, но герой с первого абзаца говорит, что этого человека уже нет, который тогда в предлагаемых обстоятельствах армейского насилия не попер против всех и съел-таки друга человека. И если герой рефлексирует на это событие столетней давности, значит, оно для него было испытанием, опытом столкновения с Другим, чуждым, но во что приходится погрузиться в закрытой иерархической системе, и главный вывод: такие системы - зло. И зрители, которые слушают исповедь на сцене, заново переживают, очищаются, потому что сопричастны, потому что у многих в жизни есть подобный эпизод. При том, что я не поклонница Гришковца и никогда не ходила на его представления.

Tags: кино без пленки
Subscribe

  • (no subject)

    Задалась тут вопросом: почему иностранцы (европейцы) не понимают советские реалии. И наоборот, советские люди не только прекрасно понимали западную…

  • (no subject)

    наткнулась на британский сериал "Жизнь на Марсе". К Марсу не имеет никакого отношения, история про попаданца. Вроде бы примитивно, но как прием…

  • кино, вино и домино

    Лучший фильм Оскар 2020 (вручение 25.04.21) Награда в главной номинации премии — «Лучший фильм» — в этом году досталась картине «Земля кочевников»,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment