sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

О церкви и архетипах власти в России

(сразу оговорюсь, это не научное исследование, это просто заметка-размышление, поэтому могут быть неточности)

Весь мир празднует Рождество, и не только западные христиане, но и православные – греки и болгары, а также практически все автокефальные православные церкви. Правда, православные новостильники называют этот календарь не грегорианским, а новоюлианским.

Кстати, после 17-го года в РПЦ тоже была попытка реформации, или обновления. В частности, обновленцы ратовали за новый стиль. И вновь избранный патриарх Тихон в 1923 году под влиянием обновленцев даже ввел новый стиль. Но просуществовал он недолго – всего 24 дня. Под давлением консервативно настроенных иерархов, во избежание очередного раскола, Тихон распорядился «повсеместное и обязательное введение нового стиля в церковное употребление временно отложить». Но, как известно, нет ничего боле постоянного, чем временное.

Календарь (вернее возведение его в догму) это не единственное, что отличает русское православие от европейского христианства.
Русское православие придерживается ряда обрядов и правил, возведенных в догму. Но исполнение их на самом деле давно не совместимо с жизнью. В частности, это касается правил пребывания прихожан (мирян) на службе – только стоя. А еще соблюдение строгих постов. Так, в первую неделю Великого поста, согласно Православному календарю, всем верующим без исключения предписано сухоядение, то есть нельзя есть не только мясо, молочные продукты и яйца, но даже рыбу и растительное масло. То есть неделю и мужчины, и женщины, и дети, и пожилые должны есть пророщенную пщеницу, финики, смоквы, или холодную вареную картошку (сухоядение это холодная невареная растительная пища без масла, неподогретое питье).

В субботу и воскресенье Календарь разрешает относительное послабление в виде «вина и елея» (елей – растительное масло). Но в продолжение оставшихся 40 дней под запретом остаются продукты животного происхождения.
Помимо строгой диеты в посты предписано воздерживаться и от интимных отношений.

И это только Великий пост. А есть еще довольно продолжительные Рождественский, Петров пост, и двухнедельный Успенский. Кроме постов, существуют однодневные посты: говение перед причащением, говение в среды и пятницы, а также в субботу и воскресный день.

Католики пошли другим путем. Очевидно, римскую церковь так напугала Реформация, что они решили пойти на внутренние реформы, дабы не растерять последних адептов. Так, у католиков в посты (которых и так меньше) под запрет не попадают молочные продукты и яйца. Кроме того, у них есть возрастные ограничения для поста — от 14 лет до конца жизни, от 21 года до 59 лет. То есть дети и старики по понятным причинам от пищевых постов освобождены.

Но в православии, особенно в русском, правила, установленные 700 лет назад для стран со средиземноморским климатом, и скорее всего для монахов, возведены в догму, они незыблемы и непоколебимы. И неважно, что эти правила давно не работают и никто их не соблюдал ни в средневековой Руси, ни в послепетровской России, ни после 17-го года, ни в постсоветский период. Иначе русские вымерли бы давно как мамонты.

И тем не менее есть немало людей, которые приходят в церковь, считают себя церковными и хотят так или иначе следовать церковному уставу. Следовать которому, увы, невозможно в принципе. Как и стоять как столб в течение 3-5-часовой службы, а где-то и дольше!

Как же все выходят из положения? Да как и везде и всегда в России. Закон и правила, которые невозможно соблюдать и выполнять, которые стали мертвыми, формально существует, - их так или иначе обходят.

Те прихожане, которые по состоянию здоровья не в состоянии соблюдать устав, испрашивают индивидуальное разрешение (благословение) у священников. А те, кто нарушает по немощи, исповедуются в нарушениях как в грехах, причем к пищевым нарушениям многие батюшки относятся крайне снисходительно, и та и другая сторона делает это pro forma.

То же самое касается возможности сидеть на службе. Формально в русских православных церквах лавки (как у католиков) не положены. Дескать, надо предстоять пред Богом, а не сидеть. И неважно, пожилой, больной, инвалид, ребенок, просто уставший и случайно забредший – стой как свеча.
Но поскольку и это правило трудно на все 100 процентов соблюдать, особенно на ночных службах (пасхальной и рождественской), практически во всех русских церквах по периметру размазаны скамейки – типа для старушек и немощных. Их, правда, катастрофически не хватает, поэтому многие люди таскают с собой складные стульчики (для туристов).

К чему я так нудно и долго перечисляю общеизвестные вещи для церковных людей и экзотических для нецерковных и неправославных и вообще далеких от этой стороны жизни людей?

А вот почему. Мне кажется, что такой разрыв между церковным закостеневшем и по сути мертвым уставом и реальной жизнью, а так же намеренно неудобные, некомфортные условия пребывания на церковной службе становятся предпосылками к двойным стандартам и к привычке тотально обходить закон. Не об этом ли говорит евангелие: «Вам, законникам, горе, что налагаете на людей бремена неудобоносимые, а сами и одним перстом своим не дотрагиваетесь до них».

И именно это несоответствие проецируется и распространяется на все другие сферы жизни: начиная от властных структур и заканчивая пенитенциарной системой (кстати, лагерь во многом напоминает монастырь – обязательные платки, закрывать руки, возведенный в ритуал режим и пр.).

С одной стороны, человеку, который предстоит власти, должно быть некомфортно, физически и морально (ср. стояние в церкви на службе, всегда грешен, если съел в неположенный день что-нибудь или не удержался от секса), с другой – тотальное обхождение «неудобоносимого бремени», потому что оно давно превратилось в бессмысленный ритуал. Ритуал ради ритуала.
А еще в тоталитарной, репрессивной религии и при тоталитарном репрессивном строе есть всегда негласная договоренность между жрецами (властями) и профанами (населением). Вы виноваты всегда и во всем, потому что мы знаем, что этим законам и правилам следовать невозможно, но мы, с одной стороны, вам снисходительно разрешаем их нарушать, но не отменяем, чтобы в любой момент вас наказать.

Вот, собственно, суть и корень репрессивного архетипа власти, который с завидным постоянством воспроизводится в России.

Но, может быть, дело именно в православии, оно такое ортодоксальное? Да нет. Православие тоже может быть с человеческим лицом.
Будучи в Таллине, зашла я в русскую православную церковь, но под Константинопольской юрисдикцией, а не Московской. И увидела, как и принято в греческих церквах, стоящие рядами лавочки, в одном приделе. Хотите стоять – пожалуйте в левый придел, устали – милости просим отдохните. А ведь еще митрополит Филарет Московский, современник Пушкина говорил: «Лучше сидя думать о Боге, чем стоя о ногах».
Tags: РПЦ
Subscribe

  • (no subject)

    самое печальное, что Миша и это предвидел - ее деградацию алкголическую. что она сопьется. она в общем катитс по наклонной плоскости.

  • Сергей Есенин

    Мир таинственный, мир мой древний, Ты, как ветер, затих и присел. Вот сдавили за шею деревню Каменные руки шоссе. Так испуганно в снежную выбель…

  • (no subject)

    Петя и вол.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments