sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Categories:
"Деконструкция дискурса для начинающих
(версия 0.2 от 22.08.11)
В данном пособии мы рассмотрим несколько основных приёмов разрушений стиля с целью уничтожения власти дискурса над сознанием читателя. Все приведённые ниже приёмы просты в использовании, безотказны и часто срабатывают даже с текстами длиной не больше абзаца, а то и всего двух-трёх строк.
1. Ебатос.
Переходим от возвышенного стиля к сниженному (этот приём называется «батос»). Или от соцреализма к абсурду. В общем, от чего-нибудь одного к чему-нибудь другому так, чтобы смена стиля была видна. Дискурс падает, его выносят.
Это можно делать небольшими дозами:
Ольге Александровне и не хотелось скакать. Железнодорожная ветка шла лесом. Хорошо ехать, глядеть по сторонам, прощаться со знакомыми местами. Вон растрёпанные берёзки на белых ногах качают ветками, провожают. И она им в ответ: «Уезжаю, оставайтесь, живите здесь без меня». Или к самой дороге выступят дремучие ели, нагонят тень, сыростью, неуютом повеет из леса. Вдруг пёстрая от ромашек поляна, а на ней стал в круг кудрявый орешник. «Как я любила осенью ходить по орехи, лазить в чаще, хрупать зелёненькие, ещё не очень твёрдые ядрышки! Как я любила слушать шелест желтеющей листвы, радостное пение лесных пташек! Иногда задерёшь юбку голубого ситцевого платья, оттопыришь жопу, пернёшь громко, пахуче, раскатисто -- и лес испуганно притихнет, замрёт, но через минуту опять весело защёлкает, зачирикает... Глупенькие пичужки, будете ли вы помнить мои гнилые бздёхи?..»
Ей вспомнился школьный концерт и ученица на сцене, с сумрачным светом в глазах. Это была нелюдимая, редко открывавшаяся девочка, казалось, какой-то огонь тайно сжигает её. В постели она нежно покусывала клитор Ольги Александровны, царапалась, как дикая кошка. Такие страстные и скрытные натуры, не дрогнув, идут за убеждения в тюрьму, на казнь.
Не ходите, девки, замуж --
Ничего хорошего:
Утром встанешь -- сиськи набок
И пизда взъерошена!
«Ведь это она о себе говорила, о своей, может быть, доле, -- думала Ольга Александровна. -- А я обыкновенная, еду в Сибирь, потому что люблю его, вот и всё».
Ей представилась тайга, глухая и тёмная, куда глуше и темнее дремучего ельника, мимо которого они проезжали железной дорогой из Егорьевска. Она воображала Саяны и неведомое село Ермаковское, и как они будут там жить с Михаилом и с крыльца их избы видны будут хмурые отроги Саян.
«Только не требуй, милый, сосать твою червивую залупу. Я обыкновенная, люблю тебя, вот и всё...»
Хорошо ехать в летний день и видеть из окна вагона то тёмный глубокий лес, то полосы ржи с синеющими васильковыми глазками и всем своим существом предчувствовать любовь, улыбаться втихомолку, ждать, мечтать, пердеть, срать, ссать.
Или вот так, совсем уж просто:
Лёгкий ветерок залетал в раскрытое окно. Белые облака плыли в небе. «Тучки небесные, вечные странники...» Дома, в Нижнем, так же плывут над Волгой облака. С высокого откоса видны заволжские луга с раскиданными по ним голубыми озерцами. Голубая шестидесятивёрстная даль. Голубые леса на горизонте. Неоглядная ширь, плавные линии, тихие, спокойные краски -- стоишь очарованный, весь охваченный счастьем. Моя величавая Волга с заливными лугами, мои деревеньки вдоль берегов, ласточкины гнёзда по глинистым обрывам, охуительная родина, любовь моя!...
Но чаще встречается более эффектный способ:
Багряный шар солнца за окном, пересечённый, как стрелой, дымчатым облаком, коснулся горизонта и стал медленно уходить за черту. Последнее время на Ванеева вечерами необъяснимо налетала тоска. Он беспокойно приподнялся на локте. Где Ника? Он не любил вечерами оставаться один. Что-то душное наваливалось на него, грозило, подкрадывалось. В окно уже глядели сумерки... Он хотел крикнуть Нику, но в дверь постучали.
Быстрой, знакомой с Петербурга походкой вошёл Владимир Ильич. Внезапно ослабев, Ванеев опустился на подушку. Пока Владимир Ильич шёл к нему от порога с выражением встревоженной доброты на лице, Ванеев глядел на него без улыбки, с почти суровой серьёзностью.
-- Здравствуй, дорогой, дорогой Анатолий! -- сказал Владимир Ильич, обеими руками беря его руку и крепко держа.
-- Я знал, что ты приедешь, -- ответил Ванеев. -- Знаю, вы из-за меня сюда приехали все в даль, в Ермаковское.
-- Ермаковское? -- Владимир Ильич хитро прищурился. -- Срать я хотел на твоё Ермаковское!
Владимир Ильич расстегнул брючный ремень.
-- Срать, срать я хотел, -- забормотал он. -- Срать, срать я хотел.
Ванеев встал с кровати, запрокинул голову и стал медленно двигаться по сложной траектории, ритмично гудя и совершая кистями рук необходимые круговые движения.
Владимир Ильич расстегнул ширинку.
-- Срать, срать я хотел, -- бормотал он. -- Срать, срать я хотел.
Ванеев медленно двигался по комнате, тщательно совершая предписанные движения.
Владимир Ильич спустил брюки и подштанники.
-- Срать по-нашему! Срать по-нашему! -- заревел он.
Ванеев начал двигаться быстрее, правильно совершая завещанные движения.
Владимир Ильич присел, хрустнув коленными суставами.
-- Срать по-партийному! Срать по-партийному!
Ванеев задвигался ещё быстрее.
Владимир Ильич громко выпустил газы.
-- Срать по-красному! -- закряхтел он. -- Срать по-красному!
Ванеев резко остановился.
-- Срать по-красному! -- тужился Владимир Ильич. -- Срать по-красному!
Свекольная колбаска остро пахнущего кала беззвучно шлёпнулась на ковёр".
Далее:
Режим доступа: http://jabnique.blogspot.ru/2010/08/sorokin-dekonstruktiw-kommandoh.html
Tags: сорокин
Subscribe

  • (no subject)

    Встала в районе 10 (легла около часу, но первый раз проснулась около 6, а потом еще раза два-три, пока не доспала). Досмотрела последнюю серию…

  • осциллограф

    прямая линия это смерть кривая линия это жизнь.

  • (no subject)

    http://europeanfilmfestival.ru/festival-2021/ наше кино: Lockedown Locked In Director Baris Celiloglu…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments