sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Categories:

Репетиция сценария "Реки Вавилона" (автор: Евгений Крылов, режиссер Михаил Егоров)

На реках вавилонских, тамо седохом и плакахом…

Вчера посчастливилось побывать на репетиции сценария «Реки Вавилона» (автор: Евгений Крылов, режиссер Михаил Егоров) в Театре.док. Говорю так пафосно, потому что репетиция это намного интереснее, чем готовый продукт, это процесс рождения.
Сценарий не новый, он уже был отмечен на кинофестивале «Лучезарный ангел», но ставить фильм продюсеры не спешат. История простая, как признается сам автор Евгений Крылов, -  «это женская история, мелодрама. У главной героини Александры – врожденный порок сердца, и по медицинским показаниям ей категорически запрещены беременность и роды, потому что ее сердце, по мнению врачей, не сможет выдержать этой нагрузки. Вся система: родители, друзья, и, прежде всего, медицина, принуждают нашу героиню к аборту. У нее, если даже исходить из «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви», есть уважительная причина, но она не может пойти на это, не может убить дитя. Притом, что она – не воцерковленный, а самый обычный человек, каких миллионы. Но душа ее настолько светла, что она не может пойти на это и делает свой выбор. Это фильм о духовном подвиге» (http://www.pravmir.ru/article_2963.html). Кстати, эта история перекликается с реальной историей, правда, католического мира. При жизни папы римского Иоанна Павла II католической церковью была канонизирована женщина, которая сознательно отказалась от аборта и умерла во время родов.

Не случайно в одном из интервью Евгений Крылов сравнивает свою историю с фильмом «Остров», который, вопреки ожиданиям коммерсантов, вдруг нашел отклик не у пресловутых 4% церковных людей, а, как минимум, у 40% зрителей, обычных зрителей прйм-таймового времени канала РТР. Но та история была, так скажем, о клириках, вернее о монахах, история духовного подвига покаяния как она есть в православной практике, без прикрас и елея. Эту правду и оценил «рядовой» зритель, который, наверное, не стольк примитивен, как полагают маркетологи и медиапланеры.


Элемент экзотики? Да, и это тоже. О церкви много говорят, но мало кто знает, что там на самом деле происходит. Духовность в моде (даже сленг появился - духовка), но глянец с большей охотой рассказывает о восточной, буддистской духовности, нежели о православной. И это понятно, в православии ведь ничего нельзя, нельзя даже с духовностью усердствовать. А вот это уже непонятно. Зачем тогда все это вообще нужно, если я потом с ангелами не буду разговаривать, или в будущее не загляну, или не научусь одним щелчком выключать ненужные мысли и эмоции?

Но вернемся к сценарию «Реки Вавилона». Здесь история о духовном подвиге даже не ради веры. Героиня (Саша) не церковный человек, а священник скорее сам у нее учится («иная душа что мухомор, а иная – куст сирени, целый день об этом думаю»). Мы видим, что сила духа, сила любви и веры отнюдь не является прерогативой формальной принадлежности к церковной корпорации, потому что любовь вне закона и вне обряда. Она или есть или ее нет. А если ее нет внутри церковного прихода, то тогда остается «систематизировать за прошлый квартал», причем не важно что и зачем.


Почему сценарий называется «Реки Вавилона»? Возможно окончательный ответ мы узнаем на читке 27 октября. Лейтмотивом фильма должен быть 136 псалом. В 80-е годы в церкви на Ордынке этот псалом великолепно исполнял хор Николая Матвеева.

«На реках вавилонских, тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Сиона;
на вербиих посреде eго обесихом oрганы нашя.
Яко тамо вопросиша ны пленшии нас о словесех песней, и ведшии нас о пении;
воспойте нам от песней Сионских.
Како воспоем песнь Господню на земли чуждей?
Аще забуду тебе, иерусалиме, забвена буди десница моя.
Прильпни язык мой гортани моему, аще не помяну тебe, аще не предложу иерусалима,
яко в начале веселия моего.
Помяни, Господи, сыны eдомския в день иерусалимль глаголющыя;
истощайте, истощайте до оснований eго.
Дщи вавилоня окаянная, блажен, иже воздаст тебе воздаяние твое, eже воздала eси нам;
блажен, иже имет и разбиет младенцы твоя о камень».

Если, конечно, воспринимать этот псалом буквально, то становится жутковато от образа разбиваемых о камень младенцев. Но, как учат святые отцы, эти «маденцы» суть греховные мысли и искушения, а камень - сам Христос.
Героиню тоже одолевают искушения со всех сторон: ее уговаривают сделать аборт все. Искушения не внутренние, а внешние. Даже кажется, что ее новая подруга Зоя, которую Саша до этого спасает от самоубийства, приводит в больницу священника, чтобы тот уговорил ее сделать аборт (мне так показалось из канвы сюжета). (Вообще линия Зои интересна, она некий антагонист Саши, в смысле пассивно-пессимистического восприятия действительности.) Меня, правда, немного смутил не очень мотивированная бескомпромиссная решимость главной героини пойти на смерть с блаженной улыбкой на устах. Должна присутствовать какая-то внутренняя борьба, которая не миновала даже Иисуса в саду Гефсиманском. Понятно, что это как-то надо тактично изобразить, без греческой трагедии, но все-таки хотелось бы, для объема и остроты конфликта. Впрочем, чем разрешится конфликт, на репетиции не показали. Возможно, финал расставит все точки над i.


 

Tags: кино без пленки
Subscribe

  • Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments