sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Переписка Елены Строгалевой и Марины Крапивиной (опубл. в птж)

Е.С. Марина, мне очень понравилась твоя мысль, которую ты вбросила недавно в соцсетях: что «в мужских пьесах наблюдаем одну и ту же картину: герой, мужчина, может быть сложным, симпатичным подонком, плохим парнем, хорошим парнем, честным, не очень честным и т.д. а женщины, что делают женщины в таких пьесах? Они оттеняют героя, помогают ему раскрыться в ту или иную сторону, они даже двигают сюжет, но все равно их роль всегда вспомогательна». Я соглашусь с тобой. Мне кажется, в Новой драме, пожалуй, только Клавдиев делает женщин героями, неслучайно, наверное, в филологических кругах его называют феминистом. И, не смотря на то, что сейчас много женщин-драматургов, самоидентификация женщины заканчивается, как правило, на юношеском, подростковом периоде - будь то Пулинович или Мульменко. Я могу назвать, пожалуй, только Сигарева, Вырыпаева и тебя, Марину Крапивину, как авторов, которые смогли вывести на первый план современный женский тип – ментальный, социальный. Твое мнение: почему так происходит? Что это? Табуированность? Страх? Незнание? Исторические стереотипы? Или это лишь отражение современной ситуации, в которой пребывает российская женщина?

М.К, Лена, кстати, из драматургов и писателей прошлого, которые выводили женщину на первый план, вспомнились: Толстой (Каренина), Чехов (Три сестры) и Ибсен (Кукольный дом), да, и Стринберг. Это то, что лежит на поверхности. А если копнуть глубже, в античную драму, там Федра, Медея, Антигона, Электра, трагические фигуры, женщины-разрушительницы, помнишь, о разрушительной силе женского начала говорила Наташа Ворожбит в своем эссе на конференции о женской драматургии. И это всем понравилось, особенно мужчинам.
И еще шаг в сторону. Вот увидела сегодня по телеку старый фильм «День и вся жизнь» (1969), сценарий Григория Бакланова. Это дебютная роль Раисы Рязановой. Прекрасная она, кстати, актриса, не востребованная в свое время. Ну и другие качественные мелодрамы (опять же только мелодрамы! Пусть и хорошие): Москва слезам..., Женщины, Карнавал, Простая история. И вот заметь, во всех этих фильмах (кроме Москвы слезам...) героини реализуют себя как матери и/или как труженицы и пр., но все равно там присутствует некая грусть по поводу их одиночества. Какой-то момент сочувствия авторов-мужчин к этим героиням (кроме Карнавала, где и автор сценария и режиссер женщины).

Вспомнила еще «Вассу Железнову». А вот здесь интересный характер, здесь героиня представлена в первую очередь как бизнесвумен, во вторую - мать, но Горький показал как бы профессиональную деформацию, то есть она превращается в общем-то в монстра. Если бы это был мужчина, он бы не выглядел таким монстром, вызывал бы больше сочувствия.

В любом случае, как правило, вся драматургия о женщинах - либо о любви (в том числе несостоявшейся) либо о жертвенности, либо на тему разрушительной женской стихии. У Клавдиева ведь тоже женщины убивают.

Можно вспомнить Ворожбит, но там, все-таки тема разрушения преобладает. В последней пьесе Славы. Дурненкова «Север» мир представлен глазами безумной женщины.

Что касается твоего вопроса, почему только юношеский и подростковый период берется, ну одна из причин это возраст самих авторов. Как ни крути, о чем болит, о том и высказываешься. Но если копнуть глубже, то приходится признать, что мы живем в глубоко патриархальном обществе.
Женская сексуальность скорее табуирована, ты, наверное, слышала про скандальную пьесу Ани Донатовой про кошку и сексуальность. В блогосфере больше всего эта пьеса возмущала не женщин, а мужчин, и дело не в достоинствах или недостатках драматургии, а именно в теме, вернее в презентации этой темы.
У нас ведь такие понятия, как феминизм (наряду с либерализмом и демократией), к большому сожалению, стали ругательными. И мне кажется, мы дико отстаем от Запада в этом направлении (как и во всех остальных). Главное достижение феминизма в западных странах (и они к этому пришли совсем недавно) это самодостаточность женщины. Но не с точки зрения мужчин, а с точки зрения самих женщин. Только сами женщины должны осознать свою самодостаточность. Пока в массовом сознании сами женщины к себе относятся как к товару, который надо продать, пока он не испортился, по максимально выгодной цене, мы будем жить в патриархальном обществе, где сексизм не воспринимается как оскорбление.
Под привычный стереотип заточены все современные сериальные мелодрамы. И, судя по рейтингам и коммерческому успеху, именно женщинами востребован такой образ, это идеал в массовом сознании. И надо что-то с этим делать, конечно.
Собственно, мои тексты - это скромная попытка (интуитивная, не осознанная даже) как-то высказаться на эту тему. Возможно, не совсем удачная. Но вот если взять текст Поза героя…, там главный герой на первый взгляд - мужчина, а не женщина, и там показана только одна сторона его жизни – отношения с женщинами. И одна из претензий в разговоре с одним драматургом-мужчиной к этой пьесе была такая: ну, он у тебя какой-то одномерный, покажи, какой он с друзьями, усложни его. А по поводу Ставангера другой мужчина, один режиссер, так и сказал: да, с мужчинами здесь беда.

То есть мужчинам хочется, чтобы их изображали всегда как сложную, противоречивую натуру, верхом такого характера в психологическом театре был, конечно, вампиловский Зилов. И зрители тоскуют по такому характеру, это тоже понятно. Но если в пьесе не герой, а героиня главная, или я обращаюсь к женщинам, зачем мне там усложнять мужчину, его уже достаточно наусложняли в других пьесах. Поэтому в пьесе Поза героя, где, казалось бы, главный герой мужчина, я, как ни странно, обращаюсь не к мужчинам, а к женщинам, я не мужчинам говорю – ах какие вы нехорошие, и я их вообще не сужу, там нет оценки, оценка появляется у зрителя, который приписывает ее мне, а я просто пытаюсь до женщин донести одну мысль: как ужасно быть вещью, быть приложением к мужчине. Это разрушает женщину, и не мужчина ее разрушает, а сама женщина себя разрушает. Вот эта тема меня почему-то не перестает отпускать. Тема зависимости. Зависимость, конечно, свойственна и мужчинам, но у нас женская зависимость, пассивность, инфантильность принимает какой-то тотальный характер.

Е.С. А чем предопределена такая ситуация с женским самосознанием: литературой, советским прошлым, христианством, исторической ситуацией и возможен ли выход из этой ловушки?

М.К.: Такая ситуация с женским самосознанием предопределена, как мне кажется тем, что нас не перепахало Просвещение в свое время (когда это происходило в Европе), это версия Мамардашвили. Феминизм в России тоже толком не получил развития. Уравнивание в правах женщин произошло с верху и почти насильно. Далеко не все женщины были рады и готовы к радикальной и обязательной смене ролей. Поэтому ментального изменения не произошло. Христианство тут ни при чем, за 70 лет оно превратилось в обряд. А сейчас возрождается в самом своем одиозном виде, консервативно-воинствующем. Выход только в изменении самосознании женщин. Женщина должна понять, что она не товар, что это оскорбительно. И дело не в традиционных ролях, а просто в этом отсутствии достоинства. У мужчин оно выражается в холуйстве, в согласии подчиняться всевозможным иерархиям, у женщин – в согласии оставаться товаром и собственностью мужчины.

Е.С. А я постоянно спрашиваю себя: смогут ли принять всерьез женщину в России, героиню, если она будет осознавать себя не через свою женскую природу, от которой требуют любви, детей, а через социальные, экзистенциальные, политические вещи? Через войну? Тот же пример - девочки из pussy - к ним не относятся как к художникам, сразу идет унижение как женщин (я не говорю сейчас о том, кто это заказывал и что это была за акция) - то есть к Брейвику относятся серьезно, к девочкам - как их только не называют. Вообще, такое возможно - женщина как человек? У нас есть это понятие «человек» в нашей ментальности?

М.К.: Пока не могут. Патриархальность еще будет долго удерживать свои позиции, феминизм в любом его проявлении будет оставаться маргинальным. Но де факто женщина уже давно вышла из рамок патриархальных ролей. Она сама тащит и мужа, и детей, и обеспечивает. Только пока это воспринимается какой-то аномалией, трагедией, несчастной женской долей и пр. Когда женщина перестанет жаловаться на женскую долю и смотреть сериалы, где сильный мужчина спасает слабую и красивую женщину, тогда начнется сдвиг.
А про пусси ты в точку попала. «Дуры», «выпороть», «они же дети малые» или «сжечь на костре» (это уже инквизиторы - есть же еще архаичный страх перед женским началом, ведьмой) – самые типичные комментарии. И это все навязанные мужской культурой роли: женщина либо ребенок, домашнее животное (собственность), либо ведьма (разрушительница). Ну, еще уважаемая матрона, которая должна рожать до посинения и не вякать.

В России – целина, потому что нет истории суфражистского, феминистского движения. Поэтому женщинам нравятся эти роли. Пусси - первые и слабые ростки. Вот интересно, если бы это были 4 парня, был бы такой резонанс? вряд ли. здесь же еще наложилось церковное запрещение: «женщина да молчит в храме». И этот показательный процесс лонгируют специально, чтобы бабы запомнили свое место. Чтобы в культуре возникли типажи, они должны возникнуть в жизни. Они есть, я уверена, просто их никто не описывает.

Е.С.: Вот. Я только хотела тебе писать с этой мыслью: есть ли эти типажи в России? Мне тоже кажется, что есть, но они в известной степени маргинализованы, то есть – у нас уже запрещено писать о лесби и геях, хотя, например, я была поражена, узнав, что Туве Янсон, уже будучи сильно в годах, официально вышла замуж за свою подругу. Ее странная, экзистенциальная литература, литература, лишенная гендерности – это признак свободы мышления. Смешно, но у нас подобные «старушки», как Петрушевская, обретают подобную свободу от пола к старости. Все потрясающие женщины, говорящие о свободе, масштабно мыслящие – та же Трауберг или Елена Боннер – стали популярными ближе к старости. Словно женщина, лишь лишенная возможности реализовывать себя в женских типажных координатах, имеет право на свободу. В это трудно поверить, но это так. Я повторю свою фразу, с которой начала выступление на конференции о женской драматургии: русскую женщину (и драматургию) надо освободить от мифа великой любви. Чтобы женщина стала человеком.

М.К.: Лена, я тебе признаюсь вот в чем. Меня никогда не удовлетворяли женские образы ни в отечественной литературе, ни в кино, ни в театре. Может, конечно, что-то мимо меня прошло, но у меня был такой же недоуменный вопрос в юности, когда я погружалась в православие и читала Добротолюбие. Там подробнейшим образом на сотнях страницах даются советы, как бороться с похотью, но адресат всегда мужчина. И соответственно описываются все грехи тела мужеского, а не женского. Хотя и монастыри в то время женские существовали, и культы преподобных женщин уже были. Но чтобы кто-то специально изучал женскую анатомию и психологию и, исходя из них, давал советы, как бороться со своим телом, такого не встретишь. И понятно почему. Сам объект исследования у исследователя может вызвать похоть, в нем уже заложено искушение. Получается, в основе отказа от исследования лежит страх перед женщиной, и все средневековые рассуждения на тему женщин основаны на мифах и домыслах.
Теперь возвращаюсь в нашу область. Отвечая на твой вопрос, я бы сказала, что мне кажется, эти пресловутые рамки социально обусловленных ролей в патриархальном обществе всегда были, есть и будут, и отменить их никто не может. Но продолжать рассматривать сквозь призму этих ролей женщину - это архаика. Это все равно, что рассматривать мужчину только через его карьеру (в идеале - «воина»).
Смотри, 70-е годы породили апатичных героев из драм и кинодрам: Утиная охота, Полеты во сне и наяву, В четверг и больше никогда и пр. и пр. Все это мужчины, но когда я смотрю эти фильмы или спектакли, я-то ассоциирую себя не с женщинами из этих историй, а с мужскими образами. Потому что это про меня. А женщины все не про меня, всё мимо. Женщины всегда типажи: стерва, несчастная, мать, роковая красотка, дурнушка, золушка и пр. и пр. А где пресловутый внутренний мир женщины, просто как человека? Где ее странности, где ее перверсии, где ее решения, где ее действие, наконец? В этом смысле я могу вспомнить только Елинек. Абсолютно беспощадный взгляд, развенчание, деструкция тех самых женских традиционных ролей: кирхен, киндер, кюхен. В романе «Любовницы» от этих ценностей, да и вообще от патриархальной семьи камня на камне не остается. А в «Пианистке» я впервые увидела сексуально активную героиню, задающую правила игры, пусть эти правила из разряда перверсий.

Опять же возвращаясь к отечественным канонам. Вот из всех перечисленных выше героев-мужчин почему они интересны, а женщины нет? Потому что мне показывают в этом мужском образе тоску, тревогу, разочарование, несостоятельность, слабость, подлость, противоречивость, страхи и прочие атрибуты сложного героя, с которым я соотношу себя. Герой-неудачник, герой отщепенец, герой никчемный, чудак и прочее. А что, женщин неудачниц, никчемных, противоречивых не существует? И не существует в природе, в истории примеров женщин, которые перешагнули через свой пол или биологическую успешность? Их миллионы. Они живут, они разные, они странные, сложные, прекрасные и ужасные, они жестокие, они зависимы, и независимы, они лживы, и честны, они пьют, курят, они экспериментируют с сексом, с мужчинами и пр. и пр. они люди, а не приложение к Человеку.

Насчет мифа великой любви. Мне кажется, это главное зло гуманистической эры человечества. Искусство во всех своих формах вслед за религией обожествило любовь, обозначило бинарные оппозиции (например, верность – предательство как супружеская измена), закрепило гендерные роли, ритуалы взаимоотношений, культурные паттерны. Согласно которым, мужчина - всегда активная сторона, женщина – пассивная. Задача женщины украшать себя и готовить к великой встречи с мужчиной своей мечты, задача мужчины отыскать этот бриллиант. А сакрализация любви питает еще одно великое заблуждение – любовь как награду, причем неизбежную. Что она обязательно придет и этот человек будет непременно твоим суженным. Вспоминается советская мелодрама «Одиноким предоставляется общежитие». «Не плачь, не этот, так следующий будет настоящим принцем. Ты только жди, надейся и жди. Вся жизнь впереди». А впереди ничего нет.

И вот, для начала хочется просто начать крушить все эти мифы. Могу привести пример из своей жизни. Я была влюблена года два в одного парня на работе. Мне казалось, он мне строил глазки и делал намеки. И я все ждала, когда же он решится и признается. И вообще как-то более четко проявит свои чувства. А он этого не делал. После эйфории наступила затяжная депрессия. Ничего не менялось. Потом, когда острота чувств стала уходить, я попала к психологу, по другой причине, это было необходимо на работе и связано с карьерным ростом. И этот психолог обнаружил в моих графиках и шкалах депрессию. А когда я рассказала о причинах, он сказал: надо подойти и спросить, предложить. Вы это делали? А я и представить не могла, как это я подойду, спрошу, скажу, или напишу имейл или в аське. А вдруг он скажет: нет… И прочее. Тоже мне трагедия. Мужчины-то тоже боятся отказа. Все боятся отказа и быть отвергнутыми. И, тем не менее, получают призы те, кто переступает через гордыню и делает первый шаг. И сейчас я бы точно так и сделала. Просто потому, что людям мало отпущено времени. Не до ритуалов.

И главное, это не должно считаться унизительным. А наоборот, это должно поощряться, это поступок зрелого человека. В этой связи Пушкин, конечно, перевернул картину мира, наделив Татьяну Ларину активной позицией.

Но миф и привычка ритуала оказались настолько сильны, что за 180 лет (после Пушкина) общество осталось на прежних позициях. Мужчина должен действовать, женщина должна сидеть и ждать как квашня. Самыми уязвимыми становятся люди интеллектуальных, гуманитарных профессий, испорченные рефлексией и представлениями о сакральности отношений между полами. Тогда как другая часть людей никогда не была обременена этими культурными традициями. И если и соблюдала ритуал, то очень поверхностно или пользовалась этим для достижения цели, а на деле другая часть людей жила по законам нормального естественного отбора, где идет вечная всепоглощающая борьба всевозможных альф, бет, гамм и наконец омег за место под солнцем. Самки борются за самцов, самцы за самок, жизнь продолжается. Пока кто-то мечтает о великой любви и думает о жертвенности, вспоминая чудесное высказывание апостола Павла о том, что любовь не требует своего. Но пока одна половина оправдывает этим высказыванием свои неудачи, другая половина только и делает, что ищет своего, и берет, не раздумывая.
И пока на данном этапе мною движет желание дезавуировать миф о великой любви, именно миф, а не то, что скрывается за ним; и хочется снять все эти наслоения многовековой культуры. Хочется взять это существо женского пола, и начать слой за слоем снимать этот грим, парики, одеяния, чтобы остался голый человек вне возраста и пола. Не самка, а человек. Возможно, это будет исследование очередного меньшинства, но не маркированного через принадлежность какой-то группе (религиозной, сексуальной, нестандартных физических возможностей и др.), а стоящего особняком благодаря выходу за границы социокультурных рамок. У меня вот до сих пор бывает такое удивление, когда я смотрю фильмы режиссеров мусульманских стран с теократическим режимом. Ух ты, у них женщина за рулем и всю дорогу рассуждает о разводе и мужчинах-козлах, ну прямо как у нас. Или, ну надо же, там женщина вот так может собрать чемодан и уйти, неважно, что в хиджабе, а муж стоит столбом и плачет. Все как у всех. Вот искусство всегда ломает эти стереотипы о культуре и рамки и этим поражает наше воображение.
Subscribe

  • Антон Чехов. МАСКА

    В X—ом общественном клубе с благотворительной целью давали бал-маскарад, или, как его называли местные барышни, бал-парей 1. Было 12 часов ночи. Не…

  • Реминисценции в «Трех сестрах» (Катаев В. Б., 1989)

    "Мещанка Наташа часто представляется главной виновницей несчастий в доме Прозоровых. Насколько роль героини сопоставима с ролью традиционных злодеев…

  • Три сестры

    Андрей. Только скажу и уйду. Сейчас... Во-первых, вы имеете что-то против Наташи, моей жены, и это я замечаю с самого дня моей свадьбы. Если желаете…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments