sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

опять про "Остров"

Прочитала тут один пост на тему предательства в фильмах Шепитько "Восхождение" и Германа "Проверка на дорогах"  http://community.livejournal.com/drugoe_kino/1833177.html?#cutid1
И пока читала, вспомнила фильм "Остров" Лунгина. Возможно, это уже общее место, но мне кажется этот фильм о раскаявшемся Иуде. У Василя Быкова мы видим прямую параллель с евангельским сюжетом: Христос-Сотников, Рыбак-Иуда.
И финал один. Но финал мог быть и другим, если бы Иуда не повесился, а как герой фильма "Остров" обрек себя на вечные скитания по глубинам ада своей души, пытка длиною в жизнь с вечным прокручиванием в памяти момента предательства и убийства своего командира. Первые кадры фильма "Остров" вроде бы тоже сначала выстраивают ту же евангельскую параллель: Христос-Тихон, Иуда-молодой Анатолий. И финал сцены такой же: Анатолий стреляет в своего командира, тот падает в холодную реку, а предатель остается один на один со своей совестью. Но он не вешается в сортире, как Рыбак, его не губит даже взрыв, который устраивают немцы на барже, он не тонет в холодной реке, не умирает от переохлаждения. Наоборот, Бог сохраняет ему жизнь, этому ничтожному предателю, совсем не герою, а твари дрожащей, дрожащей только за свою жизнь. Может, когда-то в библейские времена Бог хранил жизнь Каина, этого предтечи Иуды.

Есть в православии такое понятие, как позднее раскаяние. Принято считать, что именно такое раскаяние, за которым не следует прощение, настигло Иуду Искариота и заставило его наложить на себя руки.
К бывшему предателю рядовому Красной Армии Анатолию Севостьянову приходит покаяние, которое ведет его длинной дорогой духовного подвига к святости. Ибо Бог не желает смерти грешнику.

Но самое странное в этом фильме (и киноповести) даже не духовный подвиг и путь покаяния героя, это как раз вполне закономерно. Странно и грустно видеть в конце чудесным образом спасшегося шкипера Тихона, которого "убил" Анатолий.
автор киноповести оставляет за кадром его последующую жизнь, но по его речевым характеристикам и ремаркам мы видим, что он утратил даже ту инстинктивную крестьянскую веру, которая заставляла его креститься на шхуне в минуту опасности (это описано в сценарии, но нет в фильме). И вряд ли он простил того "предателя", вряд ли. И кто знает, каков был его дальнейший путь до высокого ранга адмирала и за что расплачивалась беснованием его дочь.

Таким образом, в финале они меняются ролями: бывший предатель-иуда становится святым, а бывший герой-мученик превращается в косного замкнутого и озлобленного в своей обиде обывателя. Не получилось в конце объятий и братского поцелуя. Что-то помешало.
Tags: поток сознания, про кино, философское
Subscribe

  • (no subject)

    На лугу зеленом да над тем простором два солнца то восходят солнца русской поэзии то они заходят одно солнце Пушкин другое солнце Брoдскай вокруг них…

  • (no subject)

    посмотрела фильм Винтерберга "Еще по одной". Это такой датский "Доживем до понедельника".

  • (no subject)

    Встала в районе 10 (легла около часу, но первый раз проснулась около 6, а потом еще раза два-три, пока не доспала). Досмотрела последнюю серию…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment