sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Categories:

Забавные игры Ханеке

Вчера посмотрела голливудский вариант "Забавных игр". Фильм, конечно, жуткий, поэтому чтобы найти хоть какой-то смысл в этом кошмаре, попыталась поискать мнения в сети, но не нашла ни одной нормальной рецензии, одни штампы.
Опуская все рассуждения о добре и зле, ницшеанстве и пр. метафизике, мне хотелось бы остановиться на двух вещах.
Первая, которую и другие заметили, это то, что Ханеке сам играет в "забавные игры" со зрителем, экспериментирует, разыгрывая концептуальную пародию на жанр. 
Ясно, что классический жанр триллера предполагает по-любому - закрытый финал, а не дурную бесконечность.
Зритель ждет этого, он на это уже запрограммирован. И шансы у героев есть. И еще какие.
Сначала мальчик убегает. Тоже классический штамп всех триллеров. Но первая попытка спастись в подобных фильмах  бывает неудачной, для нагнетания атмосферы. Мальчик бежит к соседям, соседи убиты, его преследуетодин из садистов. И, конечно же, вталкивает мальчика обратно в дом, где сидят его родители. После этого мальчика убивают.

Но сюжет предоставляет супругам второй шанс. Маньяки уходят, потому что нарушено правило. Игра пошла не по плану, а уж маньяки так устроены, что если что-то не по плану, они уходят. Мальчик убит слишком рано, не через 12 часов. Мать разрезает путы, сушит феном телефон, оставляет мужа с телефоном, сама бежит на улицу. Мы видим много домов, с наглухо закрытыми ставнями, в которые героиня даже не пытается стучать. Понятно почему - никто не откроет. Да и она сама бы не открыла.

Муж, сидящий в доме со сломанной ногой, имеет уже высушенный телефон, звонит, но почему-то не может дозвониться. Хотя он вроде бы дозванивается, но то ли его не слышат, то ли батарейка села.

В это время жена бежит по поселку, видит одну проезжающую машину, прячется. Видит вторую и выходит из укрытия на дорогу.
А потом садисты возвращаются опять к ним в дом, с ней. Это значит, что во второй машине были они. В общем какая-то нескладуха: мальчик убежал, но тут же попал в ловушку, телефон заработал, но нельзя дозвониться, жена убежала, но как-то глупо попалась.
Шансов больше не будет.  Вернее, будет один шанс, когда она хватает ружье и убивает подонка.

И вот тут происходит то, что выходит за все мыслимые рамки закона жанра. И немного разряжает обстановку. Другой маньяк хватает пульт и перематывает назад сцену, которую смотрят зрители, то есть мы. Эта сцена, конечно, удар ниже пояса по зрительским ожиданиям, он разрушает последнюю надежду, но разрушает извне, как бы из другой реальности, о которой потом будут рассуждать садисты, сидя в лодке со своей жертвой (последний эпизод (sequence)) Они пересказывают какой-то фантастический сюжет. Интересно, кстати, какой.

Рассуждения эти тоже очень важны в понимании происходящего. Вот они:

"Только все, конечно, не одобряют эти предсказания для того, чтобы успокоить людей. Кельвин знает, как все на самом деле и хочет предупредить свою жену, но проблема не в том, что попасть из антивещества в реальный мир, а в том, чтобы наладить связь...
На чем я остановился? На проблемах коммуникации между веществом и антивеществом. Это как в черной дыре. Гравитация настолько сильна, что оттуда невозможно выбраться..."

Когда они были в лодке, там был утерянный нож, который тоже бы должен был "выстрелить" по законам жанра, но и этот шанс упущен. Да еще выясняется, что Толстый плавать не умеет. Но они замечают, как героиня пытается разрезать веревки, и выбрасывают его за борт. А затем выбрасывают за борт и ее. А она уже не борется, не хвтается за Толстого, чтобы утянуть его с собой, что хоть как бы оправдало эту последнюю жертву. Но нет, абсолютный триумф Зла.

И это самое ужасное разочарование для зрителя, который жаждет хэппи-энда. Или уж чтоб "все умерли", как в трагедии.

Второй момент. Не хочу показаться занудой, но есть в этом фильме все ж таки мессидж. Это доведение до абсурда безразличия людей в обществе потребления, изоляция, к которой люди капиталистического общества, с культом  индивидуализма, уважением к частной жизни, личной свободе, добровольно пришли, а отсюда атрофия чувства опасности и взаимопомщи тоже, глухота и слепота. А ведь за все надо платить. Вот они и платят - их убивают по одиночке, и никто никому не помогает. Вроде есть соседи, милые друзья, с которыми договорились о уик-энде, о барбеккю, но все должно подтверждаться по телефону, а телефон-то не работает. А вламываться без приглашения или без подтверждения приглашения вроде как неудобно. Этикет не позволяет, правила.
В самом начале фильма счастливая семья, слушая Моцарта, проезжает на машине мимо соседей и не придает особого значения присутствию у соседей посторонних людей. А потом уже их соседи, заезжая к ним на лодке, не придают значения натянутости реплик героини. И она не воспользовалась моментом, как и тот первый сосед, чтобы прыгнуть к ним в лодку или в воду, закричать о помощи, тут же в лодке позвонить в полицию. Почему? Только потому, что она боится за свою семью в доме, с которыми остался второй садист? Ну в общем да, это ситуативная причина. Но есть и другая, на мой взгляд, глубинная, потому что они все жертвы, а жертва смиряется с тем, что она жертва, у нее такая роль.
И когда в последнем эпизоде, уже разделавшись с этой семьей, парень входит уже в третий дом к тем соседям, которые хотели вроде как с ними накануне устроить барбеккю, входит он все под тем же дурацким предлогом взять яйца, хозяйка в халате впускает его. А это значит, забавные игры продолжатся. И нет спасения.

Как сказала Тилда Суинтон, "так через субъективность завершается всеобъемлющий процесс отчуждения. Так завершается миссия капитализма. Общества больше не существует, и нет взаимопонимания..." И с этой точки зрения этот странный, очень жестокий, невыносимо жестокий фильм становится уже не просто садистским экспериментом над зрительскими ожиданиями и уж тем более не провоцирующим, как заявляют некоторые критики, зрителя к жестокости, нет, он становится предупрежднием для благополучного общества. Если и дальше так пойдет, то однажды к вам постучат в дверь милые люди и надругаются над вами поодиночке, пока вы все оцепенели под убаюкивание тонкой и хрупкой пленкой культуры и благ цивилизации. Забыв о том, что бессознательное всегда рядом и только ждет удобного момента. И никакие блага не спасут. Да и цивилизации не будет.

И еще о музыке. Зорн, который сменяет Моцарта, это не в плеере, как кто-то написал из поверхностных рецензентов, Моцарт продолжает звучать у них в уютном семейном автомобиле. Зорн это прорыв иной реальности, которую они, увы, не слышат, пока не слышат. Того самого антивещества, с которым у вещества серьезные проблемы в коммуникации. Вот как-то  так.


 
Tags: Эссе, про кино
Subscribe

  • Дневник

    Решила наконец посмотреть "мать!" Аранофски. Уже на 15-й минуте подустала от затянувшейся метафоры про Бога. А зачем наши прокатчики назвали фильм…

  • эстонский "класс"

    посмотрела эстонский "класс" (2007) Ilmar'a Raag'a. этот фильм никакого отношения не имеет к фильмам в.г.г. герои вызывают сочувствие. это не…

  • списки

    Диссоциативная фуга - ключ к фильму "Шоссе в никуда" Дэвида Линча. иссоциативная фуга (от лат. fuga — «бегство») — болезнь, характеризующаяся…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments