sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Родинка

- Какая у тебя родинка, - погладила Лена темное уплотнение на шее Валентина Петровича, - по-моему, она у тебя растет.
Валентин Петрович осторожно дотронулся до родинки, поморщился.
- Если не трогать, она будет себе спокойно расти и расти. На мой век хватит.
- Она будет расти до самой твоей смерти…
- И потом тоже.
Лена засмеялась, Валентин Петрович улыбнулся, погладил ее по груди. Она сидела у него на коленях. У них было свидание в его большой квартире, обставленной как музей, антиквариатом. Ей нравилось здесь бывать.
- Когда она придет?
- Не думай об этом, - Валентин Петрович потянулся к бутылке дорогого коньяка. – Ну давай, еще по одной. - Он осторожно пересадил легкое тельце Лены на диван, потер затекшие колени. – Вооот так.
Они чокнулись. Лена была пьяна, ей опять хотелось секса. Валентину Петровичу уже ничего не хотелось, он выложился еще там, в сауне. Теперь ему хотелось спать.
- Ты останешься или вызвать такси? – спросил он, и Лена поняла, что лучше такси.
- Вызови такси.
Он уже набирал номер.

Она стояла перед железной дверью с причудливыми замками, они прощались, со стены на них смотрел портрет красивой черноволосой женщины с орлиным носом, фотографии было лет двадцать. Лена вздохнула и поцеловала Валентина Петровича в темную родинку. Потом прошептала в ухо:
- Знаешь, когда ты умрешь, эта родинка будет расти, расти и в конце концов превратится опять в тебя. Наверное, все родинки после смерти превращаются в клонов. Только об этом никто не знает и поэтому они умирают в страшных мучениях.
- Ну и фантазии у тебя.
Заметив, как Валентин Петрович побледнел, она засмеялась. Потрепала его пухлые щеки, пахнущие неизменным Живанши. Зазвонил сотовый, Валентин Петрович поспешно достал его из кармана, чуть не уронил.
- Да, да, заказывали, сейчас спустится, - выключил телефон. – Серебристая тойота, 753 ТОД. Он не смог заехать во двор, ты найдешь его на улице.
- Ты меня даже не проводишь?
- Лишний раз светиться… Здесь безопасно.
- На какой?
- Что на какой?
- На какой улице, Валь?
- На какой, на какой, на Красина конечно, Лен. Ну что ты дурака валяешь? – Валентин Петрович посмотрел на часы.
- А можно я не поеду, Валь? Она же не приедет сегодня.
- Лена, иди, таксист ждет.
-Ну Валик.
- Все, Лен, ну ты как маленькая. Давай-давай, будь умницей. За это я тебя и люблю.
- Я тебя тоже люблю. Дай я поцелую тебя. На прощанье.
Валентин Петрович не успел ничего ответить, и Лена всосала темный сгусток эпидермиса на его шее. Он замер, его красивый лоб покрылся бисером пота.
- Лена, прошу тебя, не надо, отпусти.
Она отпустила, улыбнулась, поцеловала в лоб.
- Ну что ты, ей Богу. – Он чувствовал усталость, и мучительно хотел остаться один.
Лена повернулась и пошла к лифту, железная дверь захлопнулась.

Через полгода Валентин Петрович умер. Лена не могла быть на похоронах. Она смогла только позвонить на работу начальнику и сказать, что не придет сегодня, что ей очень плохо. Начальник не стал расспрашивать, что с ней, и пошел навстречу. Лена напилась.

На девятый день ей приснился странный сон. Ей снилось кладбище, могила Валентина Петровича из красивого черного гранита с пескоструйной гравировкой по трафарету. Желтые и красные листья подметали ухоженные аллеи кладбища. Внезапно Лена почувствовала, как задрожала земля, затем послышался стон, откуда-то из недр земли. Она легла на гранит и почувствовала, какой он теплый, через секунду ей показалось, что он мягкий и дышит…, как кожа. Лена проснулась. Была суббота. Лена сходила в церковь и поехала на кладбище. Гранит был холодный и твердый, пластмассовые цветы, закрывающие унылый коричневый суглинок, еще не начали выцветать, монохромный портрет молодого и веселого Валентина Петровича был неподвластен времени. Лена достала фляжку с коньяком, выпила за покойного, смахнула слезу, высморкалась и пошла прочь.

На сороковой день ей опять приснился сон. Это был жуткий кошмар. Трясущимися руками она набрала номер его городского телефона. В трубке устало отозвался женский чуть хриплый голос:
- Кто вы?
- Это неважно. У него была родинка!
- Какая родинка? Девушка, вы кто?
- Эта родинка… она там… она в могиле, она живая, она растет, выкопайте его, он не умер…
- Да вы сумасшедшая… Вы что его знали?
- Да, да, знала, я даже знаю, что в прихожей висит ваш портрет 20-летней давности и я знаю, что на его животе есть след от выжженного родимого пятна, след, как будто на живот плеснули серной кислотой. Их нельзя выжигать, они живые! - орала Лена в трубку.
Повисла долгая пауза. Лена рассказала о своих снах, она горячо призывала эту женщину быть великодушной, поехать на кладбище. Но женщина молчала. Наконец жена Валентина Петровича произнесла.
- Успокойтесь, милая. На кладбище ехать совершенно незачем. Никакой родинки там не осталось. Дело в том... Дело в том, - женщине было трудно говорить, - что Валентина Петровича… кремировали.
В трубке раздались гудки.

Вдова Валентина Петровича положила трубку на рычажки винтажного английского аппарата. Она достала коричневую сигарету, прикурила от инкрустированной перламутром старинной зажигалки. Посмотрела на улыбающийся портрет покойного с траурной лентой.
- Подонок. – Она разом осушила бокал и запустила его в портрет, портрет упал.
Женщина засмеялась.
- Не надейся. Ха-ха-ха-ха… Ха-ха-ха! Нет. Так будет лучше, так будет лучше…
Женщина забылась сном, ей снилась родинка.
Tags: рассказики
Subscribe

  • (no subject)

    странно, параллельно я смотрю БоДжека и слушаю прозу Шукшина.

  • дневник

    по-моему, мы вчера намертво разосрались с Н. она сказала, что ей скучно и что ей был не нужен мой подвиг. и обесценила мой подвиг, назвав это…

  • дневник

    Сегодня день прошел не худшим образом: в 10, когда я гуляла с Руни, позвонила Б-ва и сообщила, что перепутала Ох рд с Тверской. И пошла пешком. Я…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment