October 15th, 2018

основано на реальных событиях. дельфин де виган

"Людям хватает их порции басен и персонажей, они пресыщены неожиданными обстоятельствами, новыми поворотами событий. Им хватает хорошо закрученных интриг, их ловких зацепок и развязок. Людям надоели пустобрехи и деляги, лепящие свои байки как пирожки, чтобы втюхивать им свои книги, автомобили или йогурты. Производимые в промышленном количестве и бесконечно множащиеся истории. Читатели, можешь мне поверить, ждут от литературы другого, и они правы: они ждут истины, подлинности, они хотят, чтобы им рассказали про жизнь, понимаешь? Литературе не следует путать территории.

Прежде чем ответить, я на мгновение задумалась:

– А разве так важно, о настоящей или ложной жизни рассказывается в книге?

– Да, важно. Важно, чтобы это было правдой.

– Но кто может утверждать, что знает это? Людям, как ты говоришь, возможно, нужно только, чтобы это верно звучало. Как музыкальная нота. Кстати, может, в этом и кроется загадка чтения: правда это или нет. Я думаю, люди знают, что ничего из того, о чем мы пишем, не может быть совершенно чуждо нам. Они знают, что всегда есть нить, мотив, трещинка, которые соединяют нас с текстом. Однако они согласны, что мы транспонируем, сгущаем, перемещаем, искажаем. И придумываем".

ххх
– Я не говорю тебе о результате. Я говорю о намерении. Побуждении. Писательство должно быть поиском истины, иначе оно ничто. Если через писательство ты не пытаешься познать себя, тщательно рассмотреть, что в тебе намешано, что тебя составляет, вскрыть свои раны, поковырять, раскопать собственными руками, если ты не задумываешься над собственной личностью, своими истоками, своей средой – это не имеет смысла. Писать можно только о себе. Остальное не в счет. Именно поэтому твоя книга нашла такой отклик. Ты покинула территорию романа, отбросила искусственность, ложь, притворство. Ты вернулась к истине, и твои читатели безошибочно уловили это. Они ждут, что ты продолжишь в этом направлении, пойдешь дальше. Они хотят сокровенного, нутряного. Они хотят, чтобы ты осмелилась сказать о том, что всегда обходила. Они хотят знать, из чего ты сделана, откуда взялась. Какое насилие породило такого писателя, как ты. Их не одурачишь. Ты лишь с одной стороны приподняла завесу, и они прекрасно это знают. Если это лишь для того, чтобы снова писать рассказики о депрессивных начальниках или о бездомных, то лучше бы тебе оставаться в своей маркетинговой конторе.

(no subject)

октябрь и правда какой-то странный, с этой своей жарой. вышла вчера я погулять, шла через
Лаврушинский переулок. половина десятого. Идут молодые женщины, поют хором: я хороооошая, я пригооооожая, только доооля такая.
зашла на работу к подруге, потом мы зашли в перекресток, взяли две маленькие бутылочки красного и сыр на закуску, пошли с этим в сквер на житной. светло, как днем, сидели, попивали, заедали сыром, я слегка была на измене, как обычно, думаю как-то все очень хорошо, так не бывает, ведь это общественное место, а мы пьем, вот-вот менты нагрянут. поэтому я вертела головой, всматривалась в переулки, готова была сразу отбросить от себя бутылочку. так мы досидели до полуночи. и вдруг ровно в 00:00 в сквере появился мужчина с ребенком и двумя маленькими собаками. ребенок по размеру был тоже очень маленький, я даже приняла его сначала за большую собаку среди маленьких, на вид ему было года два с половиной - три, но как-то он слишком резво бегал и довольно уверенно катался на светящемся самокате. мальчик нарезал круги вокруг нас, мы замерли, спрятали свои бутылки. мальчик делал третий круг и испытующе смотрел на бумажку с сыром. мы пытались разговаривать и делали вид, что не замечаем этот ночной детский сад, но мужчина очень громко звал мальчика: - "федя, федя, а где самокат? федя, федя, я долго буду ждать?" это было так странно. первый час ночи, мы выпивающие в сквере и ночной выгул младенца. а что сейчас дети не ложатся в 8 после спокойной ночи малыши?