July 17th, 2016

Sandra Huller

долгие проводы

во дворе стоят двое мужчин, один крупный, другой не очень. оба под сильным градусом. тот который крупный - более импульсивный. он похлопывает друга по плечам. мнет его шею, громко целует в обе щеки. наконец отрывается от того, который не очень, машет руками, как бы помогая себе удержать равновесие, куда-то подгребая вниз, тот, который остается - шатается. крупный отойдя на три шага оборачивается и говорит ритуальные для прощаний слова: звони, будем на связи и все такое. друг машет ему, как жена, провожающая капитана дальнего плавания. крупный усиленно держит равновесие, идет не оглядываясь. тот который не очень стоит, закуривает, колеблясь и развеваясь. потом вместо того чтобы повернуть к подъезду, идет по пути первого, его сильно шатает. облокачиваясь о машины, он движется вперед. навстречу прохладному ветру. что ждет его в душной квартире? одиночество и муки совести. вот он останавливается у огромного джипа и расстегивает ширинку.
Sandra Huller

(no subject)

вот интересно, я очень хорошо помню свое первое и последнее наслаждение властью. это случилось на детсадовской даче, мне было, наверное, около 6 лет, и я почему-то оказалась в палате, где спали 4-летние малыши. помню, что они шумели, а я, подражая взрослым, стремительно вошла и строго приказала спать. и о - чудо! - наступила тишина. и я стояла в той звенящей тишине, секунда длилась вечность. я помню, как прошлась в темноте вдоль коек, и мне тогда было не 6 лет, мне было намного больше, я вдруг почувствовала, как сладко управлять людьми. но это было только один раз. так что я в какой-то степени понимаю, почему люди рвутся к власти.