February 22nd, 2014

Sandra Huller

Россиянин, которого нет (Коммерсант, Ольга Андреева)

"Главной жизненной целью 89 процентов россиян является успех. По-русски, это прежде всего богатство и самореализация. Вообще, мечта о богатстве и красивой жизни буквально мучает наших сограждан. Когда Всероссийский центр исследования общественного мнения (ВЦИОМ) попытался выяснить, что для россиян является в жизни самым важным, оказалось, что наши желания маниакально высоки, идеалистичны и находятся в неразрешимом конфликте с реальностью. Мы хотим иметь счастливую семью и хороших детей (93 процента), дружить с надежными людьми (91 процент), прожить честную жизнь (90 процентов), работать на интересной работе (86 процентов), иметь хорошее образование (79 процентов), а также много свободного времени, которое можно проводить интересно (76 процентов), и, наконец, путешествовать по странам мира (72 процента). 52 процента россиян стремятся к богатству, 22 процента — к власти. Однако этот жизненный план мало кому удается реализовать. Лучше всего у нас получается "обретение хороших друзей". Самыми труднодостижимыми целями оказались собственный бизнес, богатство, власть и вхождение в элиту".

"— Понимаете, есть два разных понимания гражданской культуры. На Западе есть традиция Иоанна Богослова: власть — вавилонская блудница. Это осуждение власти легитимировало гражданское действие. А на Востоке был принят апостол Павел — нет власти не от Бога. Здесь противостояние власти говорит о твоей ущербности. Хорошо быть частью власти. Если ты не там, у тебя какой-то дефект. Ты — подданный. У тебя нет основы, которая позволяет с этой властью разговаривать на равных... У Петра I было: "И этим козлам, которые себя гражданами называют, бороды брить". Вот, по-моему, это первое применение слова "гражданин" в нашем отечестве..."

"— В России есть одна гигантская проблема, наверное, самая главная,— недоверие к любым социальным и государственным институтам. У нас это доверие нижайшее. Ниже, чем во всей Восточной Европе. По сравнению с Западом — в два и три раза ниже. При таком положении дел общество не может двигаться вперед. Общество, в котором все институты враждебны человеку, не дает возможности этому человеку раскрыться. В результате человек говорит: хорошо, этого я не могу, что же я могу? Я могу заработать денег. И мы опять возвращаемся к тому, с чего начали. Человека загоняют в очень узкий круг возможностей, но это не значит, что он туда стремится. Я не вижу никаких барьеров для существования у нас доброты, взаимопомощи, поддержки — это в традиции нашего общества, она никуда не исчезла. Но для этого нет возможностей.

— Наши лучшие качества, таким образом, блокированы тотальной разобщенностью и недоверием?

— Совершенно верно. Межличностное доверие — это фундамент гражданского общества. Если его нет, общество распадается на единицы и как социум вообще перестает существовать. Люди не доверяют никому и компенсируют это сужением собственной группы. Семья, какие-то секты, агрессивные националистические группировки — что угодно. Но от этого никакого здоровья обществу нет".
см. всю статью: http://kommersant.ru/doc/2404691
Sandra Huller

кто-то же знал



"послушай, кто эти люди, с лицами русских актеров, послушай,
здесь, на этой шестой части суши ничего не было и ничего не будет...
мы поднимались и падали снова, мы ломали хрупкое с хрустом
без грустных песен нам очень грустно, с веселыми песнями нам здесь хреново...
кто-то же знал и все сделал верно, кто-то же знает и все сделает правильно..."
Sandra Huller

(no subject)

вчера внезапно пересмотрела два фильма Александрова: "Светлый путь" и "Цирк". Другими глазами. Оказывается, в те времена было особое поощрение от партийной элиты - поцелуями. Причем там просматривается латентный гомоэротизм.

"- Что-то я давно никого не целовала!" - восклицает дородная женщина-парторг на ткацкой фабрике им. Ногина. Это свое поощрительное обещание она адресовала начинающей ткачихе Тане (Любовь Орлова), которая, едва освоив ремесло, объявила о своем стремлении к стахановскому движению.

"- От имени дирекции (чмок), от имени месткома (чмок), от имени наркомфина (чмок)... ну и от себя лично (чмок)". Это уже мужчина - директор цирка (Володин) зацеловывает Мартынова (Столяров) за рационализаторское предложение, которое заключалось в том, чтобы стырить номер у буржуев с полетом на Луну.

Патерналистский стиль общения партийных лидеров с народом: похлопывание по плечу, приобнимание и, наконец, высшая награда для какого-нибудь рабочего или колхозника, это партийный поцелуй!