April 15th, 2011

Синий слесарь

Сейчас одна отрада - Театр.док. Была сегодня на "Синем слесаре". Повезло. Был аншлаг, народ по билетам валил и валил. Хотя спектакль не новый. Прекрасно все играют, актеры очень аутентичны (мне дико понравились Константин Гацалов, Александр Усердин, Никита Емшанов). Они не играют, а просто вот занимаются какой-то медитацией, такой дзен-спектакль на производственную тему и чисто русском материале. Смотрится на одном дыхании. И мат там прекрасен. Он просто чудесен русский мат. Мне очень нравится драматургия Миши Дурненкова, у него такая запредельная ирония. Обожаю этот театр, этих артистов, этих драматургов, этих режиссеров. А поставил это чудо Руслан Маликов. Спасибо вам всем. Хочется одновременно и плакать и смеяться.

Такси-Блюз

В честь юбилея Петра Мамонова показали ночью "Такси-Блюз". Я со словами "посмотрю только начало" посмотрела, конечно, до конца (и не первый раз). Меня этот фильм поразил темой. Он мне мучительно что-то напоминает (вот скребется), но не могу вспомнить. Но неважно. Мне этот Шлыков напоминает бывшего мужа моей тети, который уже давно умер. В советские времена он был шофером, торгашом, спекулянтом, работал на мясокомбинате, рыбокомбинате, воровал рыбу, поэтому в доме у них в конце 70-х-начале 80-х не переводилась осетрина горячего копчения и икра (черная, конечно). Но при этом он был жуткий. Он был очень злой. Особенно когда выпьет. И жадный, денег тете не давал, хотя жил в их квартире. И только оскорблял, матерился, бабушка вечно вызывала милицию. Зачем тетя вообще за него вышла, это загадка. Он был из другого теста. Но она его "испортила", вот как герой Мамонова "испортил" Шлыкова. Шлыков потерял в итоге свою гармонию, он перестал чувствовать свое превосходство и это его чуть не убило (шикарная сцена с погоней в конце).
При этом моя тетя не какая-то там сверхначитанная женщина, но она когда-то работала на телевидении, и просто имела кое-какой кругозор, читала иногда Шекспира, смотрела Бергмана, Тарковского, знала почти наизусть "Мастера и Маргарита", похаживала в театр, консерваторию.
Поэтому Коля (а звали его, конечно, Коля) в минуты просветления говорил ей с восхищением: ну, ты, это, начитанная такая.
И еще пару раз она заставала его с томиком Тургенева на диване или у телевизора, в котором показывали "Короля Лира" Козинцева. И на глазах у Коли были слезы.
Но, увы, это нарушило его гармонию. После развода он уже не мог вернуться в тот мир (торгашей и воров), найти себе там женщину. А стать таким, как тетя, он тоже не мог, да и не хотел, поэтому ненавидел еще больше. Я еще в 90-е встречала его одинокую фигуру в их районе, жил он где-то там. Деньги он все потерял, был потерян, болен, а вскоре умер. И мне его жалко. И Шлыкова в Такси-Блюз жалко. Это самое ужасное состояние, это потеря идентичности, полная. А человек не может без этого. Человеку нужно быть в какой-то степени довольным собой. В какой-то степени "Синий слесарь" Миши Дурненкова тоже про это.