March 21st, 2011

Зилов

У меня по спирали новый виток интереса к Вампилову. Безумно жалко его. Зилов это такое мощное предчувствие. И фамилия-то какая. Как можно придумать такую фамилию. От чего она - от завода ЗИЛ, что ли? 
Посмотрела примечания и, оказывается, сначала Зилов был Рябовым, и была другая сцена прощания с женой, и Ирина была сестрой Галины. Короче, была совсем другая пьеса. Я бы с удовольствием и эту почитала.

И вот, подумалось насчет Зилова:
1) всю пьесу он охотится сам на себя
2) в монологе раскаяния, где он молит о помощи свою уже ушедшую жену, он говорит: без тебя мне крышка.
3) в финале, где он, уже один, лежит на тахте ничком и то ли рыдает то ли смеется, а потом поворачивается и по его лицу нельзя определить, плакал он только что или смеялся. так вот, после этого он звонит Диме и спокойно говорит, что готов идти на охоту. 
Вот мне очевидно, что этот финал самый страшный, который можно было бы придумать. И Вампилов играет на таких тонких нюансах, которые нам и не снились. Господи, это же невозможно, так тонко изобразить. 
Я, наеврное, открою Америку, но я поняла финал так: Зилов умер, с постели встал уже не Зилов, а будущий Дима. Нам ведь ясно, что дима страшный человек, он темная лошадка. он инфернален, он беспощаден, он стрелок. он хладнокровный убийца, киллер и именно из дим в 90-е и нулевые выйдут все эти криминальные герои.
И вот в этой схватке Дима победил, Зилов умер, а возродился не Зилов, возродилось что-то еще, как в одном рассказе Рэя Бредбери: мальчик болеет и чувствует, как сантиметром за сантиметром его телом завладевает другая сущность, но для взрослых он просто болеет гриппом.

Про нюансы в финале, там их три:
1. после борьбы с друзьями, которые отнимали у него ружье, они все трое еще лежат на полу, не могут отдышаться, Зилов начинает вроде успокаиваться, и вдруг Кузаков (самый вроде положительный, такой Разумихин, чеховский студент, спасающий проституток, и пр.), так вот именно Кузаков прямо здесь же на полу хватает телефон и звонит Вере, чтобы отчитаться, что не придет. Зилову это неприятно и на него находит вторая волна: опять они катаются по полу, усаживаются все на тахту, какое-то время молчат. И вдруг Саяпин замечает хозяйским взглядом, что в квартире рассыхаются полы. Зилов начинает ему присмотреться к квартирке. И после этого новая волна. Наконец, приходит его друг по охоте Дима. Тот без церемоний советует сменить пистоны. И Зилов даже чувствует к Диме благодарность за то, что он, по крайней мере, ничего не изображает. и в порыве признательности Зилов жмет ему руку. И тут опять Дима обрывает добивает Зилова вопросом о лодке. То есть если бы такая пьеса писалась сейчас эти три друга должны методично и грамотно забивать Зилова ногами.