March 14th, 2010

фестиваль "Новая пьеса" (в рамках "Маски Плюс"). Каски как черепа.

Сегодня, 14 марта, побывала на work-in-progress проекта "Я - рабочий" (Мотовилихинский рабочий). В семь вечера был представлен собственно театральный проект, спектакль, а затем - документальное кино. Один из ранних прогонов я видела в Театре.док, а вот фильмы я увидела сегодня впервые. Было представлено три фильма. Последний, 47-минутный, - добротно сделанный документальный очерк, в котором главный герой, лидер независимого профсоюза в Сургуте, борется за права рабочих. Но ничего нового я там особо не увидела, кроме забавных моментов в суде, в штабе, бане, местном телевидении, тонко подмеченных авторами фильма.
А вот первые два фильма (Дм. Кубасова и В. Сурковой), 27 и 15 минут, меня заинтересовали. После просмотра фильмов Михаил Угаров инициировал публику на вопросы, но вопросов было негусто. Я задала, как обычно, свой любимый вопрос: как вам удалось заставить людей так органично жить перед камерой, быть такими аутентичными, не стесняться? На что получила  ответ, что за пять дней непрерывной съемки люди просто перестали в какой-то момент замечать камеру, и много отснятого материала было отфильтровано.
Затем прозвучал упрек из зала в том, что режиссеры снимая рабочих относятся к ним, как к обезьянам, разглядывают их, как рыбок в аквариуме и т.д. Конечно, момент дистанции в подобном кино будет всегда присутствовать, но упрекать авторов не в чем, потому что они исследовали этих людей, в данном случае рабочих с неподдельным интересом, я бы даже сказала, с любовью, как это ни пафосно звучит. Потому что результатом такого подхода, такого исследования, такого глубинного проникновения в новую, экзотичную, безусловно, среду является ломка стереотипов о тех или иных представителях социальных и профессиональных срезов. И эти стереотипы тоже были сформированы культурой: либо ходульными фильмами, снятыми в эстетике соцреализма, типа "Большая семья", либо социально острыми фильмами типа "маленькая Вера", где атрибут рабочего это майка-алкоголичка, мордобой, хамство и ругань.
Благодаря таким фильмам становится очевидно, что потенциал человека отнюдь не исчерпывается исключительно его профессиональной или классовой принадлежностью. Например, один из рабочих рассказал, что читает дочке книгу "Бунт игрушек", а не какого-нибудь "Гарри Поттера". В спектакле "Мотовилихинский рабочий" один из персонажей на досуге занимается музыкальной аранжировкой на компьютере, кто-то хвалится тюнингом своей машины, другой выходит в своих философских рассуждениях на уровень Августина - Шекспира, только сравнивает весь мир не с театром, а с заводом. 
Одним словом, такие исследования закрытых корпораций безумно интересны и кто сказал, что это неэтично, и главное, почему? Да, натуралисты изучают дикую природу, но с каким удовольствием и страхом мы благодаря их съемке наблюдаем за повадками бегемотов, слонов или львов, или для меня самыми интерсными документалтными фильмами являются фильмы о первобытных племенах, живущих вдали от старых цивилизаций. Я, кстати, открываю для себя новую реальность через такие фильмы, как точно заметил Угаров (или автор фильма Кубасов, могу перепутать), что важно говорить о Чужом/Другом, и чем больше мы узнаем про Чужого, тем больше узнаем про себя.
Жаль только, что есть такие закрытые сообщества, в которые проникнуть практически невозможно. Вот удивительно, проще проникнуть в логово мафии или попасть на аудиенцию к лидерам террористов, чем, например, проникнуть в стены монастыря или, допустим, в банк, структуры мвд, да или просто в офис, вот чтобы так же там ходить и снимать жизнь как она есть. А жаль, это самое интересное, чем может заниматься документальное кино и театр.
PS. И немного об образах, которые врезались память. Произвел впечатление кадр из фильма Кубасова с касками, разложенными на шкафчиках (вид сверху). Мне это напомнило черепа в каких-нибудь святых пещерах (по сути форма кладбища), не уверена, что автор фильма закладывал такую ассоциацию, но тем не менее.