February 15th, 2010

где матерь моя и братья мои?

я знаю, язык мой враг мой. мне еще батюшка (филолог по образованию) говорил, что ради красного словца не пожалею и отца, и даже приводил в чем-то, конечно, лестное (относительно) для меня сравнение с Михаилом Евграфовичем Салтыковым-Щедриным, что он такую привычку имел: отобедает где-нибудь у добрых приятелей, а потом их же, сердешных, грязью и поливает.
вот и я так же. за что и карает меня Бог непрестанно. знаю, знаю, но не могу иначе, ибо! где матерь моя и братья мои?

не скучно? или Отпуск без конца

Из моего разговора по аське с работающим (ходит в пристутствие) приятелем:

B.: На работе?
Я.: Почему ты решил, что я на работе?
В.: Ты че-то никуда не вытаскиваешься, я вот решил, что работаешь.
Я.: Не, я пока фрилансирую )
В.: Ясно.
(пауза)
В.: Как оно, в свободном полете?
Я.: Все зависит от потребления.
В.: Не скучно?

Удивительное дело, но мне было безумно скучно на работе (а работала я на последнем месте 11 лет), хотя я там не бездельничала, а честно выпускала ежемесячный никому не нужный журнал, старалась выжать из него все, что можно, придумать новые рубрики, интересные корпоративному читателю, боролась с косным начальством.

А сейчас я нахожусь в таком бесконечном отпуске, причем это очень затягивает. С точки зрения, наверное, таких знакомых, которые должны зарабатывать, чтобы выжить (кредиты, дети и пр.), я становлюсь маргиналом. Но быть членом коллектива где-то вне дома, ходить в присутствие - для многих людей не является только поденщиной, продиктованной материальной необходимостью, но еще и страхом потери идентичности, а отсюда уверенность, что сидеть дома скучно.
Но ведь можно взахлеб читать книги (столько непрочитанного за всю жизнь, жизни не хватит), смотреть редкое кино, торчать в жж (это, кстати, жутко жрет время), ходить в театр.док (в другие места крайне редко хожу, в том числе из-за ограничения в потреблении), учиться, знакомиться с новыми людьми, это ж счастье. Хотя вечно это продолжаться не может, сколько веревочке не виться...