sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Вчера я вернулась домой с двумя книжками: «Альтистом Даниловым» (собиралась прочитать 10 лет) и «Рабами Майкрософта». Очень разные книжки. Данилова мне дал почитать брат, а Рабов я случайно купила за 35 руб. на арбатском развале. Как я там оказалась? Сначала я оказалась на собрании трудового коллектива, на нем я узнала, что у нас еще существуют субботники. Они решили провести субботники, и не один, в четверги. Мне уже давно там плохо, но новость о субботниках меня добила. Последний раз я была на субботнике в 85-м на Октябрьской площади (ныне Калужской) и мы мыли пьедестал Ленина. Еще помню унылые выходы классной толпой на загаженные дворы, выдачу инвентаря, рукавиц, почти приятный запах нитрокраски, и обилие собачьего говна и окурков на проступившей жирной земле и жухлой траве.

И уже тогда, даже когда я была пионеркой, а потом и комсомолкой, меня возмущало это насилие, я не понимала, почему я должна ходить на субботники, под видом школьных занятий отрабатывать смены на заводе Варз (нарезая до мозолей дерматиновые сиденья для троллейбусов) или ездить в летний трудовой лагерь (сокращенно ЛТО) полоть необъятные грядки, а потом эта картошка. И вот самым лавным завоеванием демократии для меня стала отмена рабства. Такого вот неприкрытого. Общественно полезного труда. Принудительного. Добровольно-принудительного. И да будут прокляты эти вонючие овощные базы.
И вдруг опять. И что же? А ничего. Я просто не приду. А если скажут слово, уйду. Вернее так, мне рассказывала подружка моей тети, Каневская, о! у нее была такая вот смелость дочерей Израилевых, она, дочка профессора, всегда была маргиналом, и работала в 80-е уборщицей в консерватории, не очень-то она там работала, и когда ее собирались увольнять, она спокойно и доброжелательно им говорила: «я уйду, уйду, можете не сомневаться. Но потом - когда мне будет удобно, ближе к лету. А сейчас мне совсем не удобно». Ах, как хочется такой смелости. У меня никогда не было этой смелости. И я ненавижу себя за это.
И вот я отправилась от Дмитровки пешком до Композиторской. Сначала свернула в Столешников, потом на ту сторону – в сплошь мемориальный Леонтьевский, вспомнив «Записки покойника», затем я как-то там свернула, где церковь Воскресения Словущего, и уже спустилась до Никитской по Брюсову. Ну а там уже недалеко Арбат, и вот на Арбате на развале от 10 до 35 руб. сразу бросился в глаза Дуглас Коупленд и его книжка о корпоративном рабстве.
Семейный бизнес в России это что-то запредельное, конечно. Если к примеру, в каком-нибудь Аугсбурге или штате Мэриленд семья держит кафе или гостиницу, то это значит, что отец с засученныи рукавами стоит сам целодневно у барной стойки, его жена сама готовит еду, а какая-нибудь дочь подает посетителям, в готинице тоже – отец выдает ключи, сынок тащит чемоданы, а мама прибирает. А у нас, блядь, блядь, у нас любят рабство, у нас непременно наймут батраков.
Subscribe

  • Руновский переулок

    Возник в XVIII веке на месте урочища Руновка, где в XVII веке располагался дворцовый Овчинный двор, позже Овчинная слобода, давшая название…

  • (no subject)

    село Хреновое

  • Ростов город нервный

    Неприятный город. Конечно, адская жара, градусов 50 на солнце не способствует утонченности, но как будто хамство мужчин и хабалистость женщин в этом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments