sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

новый год. такой режим

- у нас что, комендантский час? - спросила я.
на самом деле я ничего такого не спросила, потому что мне не хотелось играть с огнем.
я решила поиграть в партизан, которые пробираются в тыл к врагу, в тылу у них есть связной, и они пробираются, чтобы передать/получить ценные сведения, а заодно отпраздновать новый год.
итак, мы подошли к георгиевскому переулку со стороны большой дмитровки.
когда мы вышли из метро театральная, справа (в сторону охотного ряда и площади революции) мы увидели рамки и толпы народа, которых шмонали полицаи. мы с облегчением повернули направо к георгиевскому, но, оказалось, что он перекрыт металлическими загородками, а охраняют загородки три бугая с рациями.
мы широко улыбнулись, в районе живота у меня жалобно булькнула фляга с водкой, я представила, что сейчас нас будут обыскивать, и, конечно, они прощупают сапоги, там была спрятана вторая заначка. сестра по телефону предупредила ,что женщин не обыскивают, только мужчин. а еще в сумке у меня лежал синий парик и шапка санта-клауса. мы решили это не надевать, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание, у нас нельзя привлекать внимание, никогда не знаешь, каким боком оно обернется. не Америка, чай, с ихними хэллуинами. я расхаживала в этом парике 31-го октября целый день по нью-йорку и ни одна собака даже не посмотрела в мою сторону.
Итак, мы широко улыбнулись навстречу представителям власти. несмотря на то, что они вроде бы сделаны из того же русского теста, что и мы, и говорили на одном с нами языке, от них исходило что-то неизъяснимо враждебное и непредсказуемое, то же самое исходило от румынских пограничников в "золотом теленке", то же самое исходило в ссср от всех представителей сферы обслуживания в эссе Довлатова про хамство: "И так же угодливо я всю жизнь разговаривал с официантами, швейцарами, водителями такси, канцелярскими служащими, инспекторами домоуправления – со всеми, кого мы называем «сферой обслуживания». Среди них попадались, конечно, милые и вежливые люди, но на всякий случай изначально я мобилизовывал все уменьшительные суффиксы, потому что эти люди могли сделать мне что-то большое, хорошее, важное, вроде двухсот граммов колбасы, а могли – наоборот – не сделать, и это было бы совершенно естественно, нормально и безнаказанно". так и сейчас, от этих парней в униформе зависело, попадем мы сегодня в квартиру к нашим родственникам. и в данном случае, в этот небольшой отрезок времени, с 10 вечера до 3 утра, этим людям была дана безграничная власть. и они могли "сделать для нас что-то большое и хорошее", то есть просто открыть ворота в переулок и пустить нас, "наоборот, - не сделать, и это было бы совершенно естественно, нормально и безнаказанно".
и вот, чтобы отвязаться от этого морока, мы вооружаемся уменьшительно-ласкательными суффиксами, изгибаемся "как падлы", трясем поджилками, улыбаемся, первые поздравляем их с новым годом и говорим какими-то жалобными голосами (добрые люди, подайте на пропитание): "пропустите нас во двор дома номер четыре, мы идем к нашей тетушке, нам не надо на тверскую и красную площадь, мы просто идем к нашим родственникам отмечать новый год". молчание, переглядывание. я: "если не верите, можете нас проводить до подъезда".
не отвечая, закутанный полицай говорит что-то в лающую рацию, я разбираю слово "двое", из рации молниеносно слышится: "пропустите их". протискиваясь в приоткрытую загородку я еще удивляюсь, почему так быстро поступил приказ пропустить нас, наверное, это снайпера разглядели нас в оптику и не почувствовали ничего подозрительного. а потом мы шли по георгиевскому и не оглядывались, мимо думы, мимо двоих охранников в барашковых шапках, на них я уже не обращала никакого внимания, мне представлялось, что в спину нам смотрят, и не только в спину, а со всех крыш, оптические прицелы. и, как знать, может, меня смола бы спасти фляга на животе и на ноге. "пуля застряла в вашей фляге, вам повезло", слышу я сквозь сильный запах растекающегося спирта голос.
но вот мы уже у ворот, появляется встречающий нас связной, то есть мой кузен Саша, он открывает калитку, потому что сторож напился, и открыть ее некому, и, пока мы идем, рассказывает, как его сегодня не выпустили из собственного двора через арку в магазин Перекресток. "я показываю ему паспорт, вот, вот, прописка, я здесь живу, моя девушка постоит с вами, пока я схожу в магазин". молоденький мент, без рации, посоветоваться не с кем, отрицательно мотает головой: "нельзя". - "но почему?!" - "такой режим".
а через полчаса мы уже сидим в их квартире с 4-метровыми потолками, с абажуром, кремовыми шторами и не обращаем никакого внимания на радостного Медведева, который, наверное, рассказывает, как замечательно и прекрасно живется в нашей стране, сколько делает правительство для благополучия граждан, про инновации и модернизации, про демократизацию общества.
а вообще-то нам повезло, вот лимoнoв просто вышел из подъезда собственного дома и его тут же скрутили.
Subscribe

  • Антон Чехов. МАСКА

    В X—ом общественном клубе с благотворительной целью давали бал-маскарад, или, как его называли местные барышни, бал-парей 1. Было 12 часов ночи. Не…

  • Реминисценции в «Трех сестрах» (Катаев В. Б., 1989)

    "Мещанка Наташа часто представляется главной виновницей несчастий в доме Прозоровых. Насколько роль героини сопоставима с ролью традиционных злодеев…

  • Три сестры

    Андрей. Только скажу и уйду. Сейчас... Во-первых, вы имеете что-то против Наташи, моей жены, и это я замечаю с самого дня моей свадьбы. Если желаете…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments