sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

о кыси с опозданием

Я все делаю с опозданием. Выхожу замуж с опозданием, если вообще выхожу, иду учиться чему-нибудь, например, машину водить, уже почти в зрелом возрасте;  проработав 10 лет в скушном офисе со скушными манагерами 10 лет, вдруг пропираю, что надо было еще в 5-летнем возрасте пойти в музыкальную школу или не уходить из драмкружка, или другим творчеством заняться, но только творчеством, пусть даже в рамках научного исследования. Наука это тоже творчество, особенно если это не экономика какая-нибудь или химия, не дай Бог, а психология, например, или филология, или квантовая механика. Ведь только творчеством и надо заниматься в этой жизни, а не рутиной, это великая привилегия - заниматься любимым делом да еще за это немалые деньги получать. Только поздновато я это поняла.

Ну, я немного от темы отклонилась. Так вот. Прочитала я с опозданием Кысь. Ну все продвинутые знакомые, когда я восторженно им сообщила, что прочла-таки Кысь, мне снисходительно так говорили, хм, это надо было сделать лет 7 назад. 
А я вот сейчас прочла, и ну смотреть всякие там  комментарии в Инете, интересно, что там критики писали пусть и семь лет назад. С чем-то я соглашалась, с чем-то нет. А один критик так что-то меня задел, что я даже записала мысли, дабы не забыть. Привожу этот виртуальный диспут. 

Никита Елисеев: "
И в связи с этим я бы тоже поубавил (свои в том числе) восторги по поводу этого мастеровитого текста. В сущности, перед читателями - роман-фельетон вроде замечательного в своем роде "Хулио Хуренито" Ильи Эренбурга. Но "Хулио Хуренито" был актуален тогда, когда он писался, а роман "Кысь" - неактуален, что для романа-фельетона - убийственно. "Кысь" встраивается в целый длиннющий ряд романов-антиутопий, от "1984" до "451° по Фаренгейту". Можно было бы составить список использованных мотивов, скрытых цитат в романе Татьяны Толстой. В финале романа припоминается "Приглашение на казнь" Набокова; в описании санитаров, "изымающих" книги у населения, нельзя не узнать пожарных Рэя Брэдбери, ну а описание столовой избы, избы переписчиков, тошнотворный мышиный супчик - ну тут Джордж Оруэлл Татьяне Толстой кланялся с джином "Победа" в одной руке, с речеписом - в другой! "Аллаверды, дорогая!" - хорошо получается! В самом деле, в какой-то момент возникает ощущение, что "Кысь" в весьма значительной своей части - запоздалый ответ на оруэлловский "вызов", а вот что-де получится, если я оруэлловских персонажей одену в армяки и зипуны да прибавлю свой собственный опыт жизни при тоталитаризме? Не получается. Получается - анти-Оруэлл. Гурманская книжка для гурманов на тему, прямо скажем, вовсе не аппетитную…"
 
Это как вы видите, скорее ругательная рецензия, которые, как известно, так приятно и легко писать, сама люблю это дело. Но тут во мне взыграло чувство противоречия и я решила защитить бедную Татьяну Ильинишну от нападок 7-летней давности:

"Не совсем согласна с Никитой Елисеевым. Да, внешне все так, именно напоминает и Оруэлла, и Брэдбери, но есть одно принципиальное отличие, которое в корне все переворачивает. У Оруэлла и Брэдбери (можно еще вспоминить фильм «Эквилибриум») герои смутно чувствуют ложь и преступную суть тоталитарной власти, которая их контролирует. Им запрещено читать и чувствовать. В лубочном Федор-Кузьмичске  запрещены только печатные книги (ими владеет один человек – деконструкция метафоры «кто владеет знанием (информацией), тот владеет миром»), а само чтение, как таковое, не только не запрещено, но и в какой-то мере поощряется. 
Специальная служба потихоньку переписывает все литературное наследие, но только авторство присваивает себе один человек. Однако это не умаляет ценности самих переписываемых текстов.
Есть еще одно явление, которое раскрыла ТТ и до нее так никто не делал, по-моему. Духовная жажда (голод), которая внезапно обуяла Бенедикта, не облагородила его, не произошло катарсиса, который происходил у других героев прежних антиутопий. Наоборот, одержимый духовным голодом («духовной жаждою томим»),  он первый раз убивает, чтобы просто завладеть книгой.
И еще: Бенедикт всеяден. Он с одинаковым интересом глотает и журнал «Коневодство», не разу не видя коня и продолжая эксплуатировать перерожденцев, и «Сибирские огни», и Ямомото. Вот это самое странное. Он читает ради чтения, ради процесса, который его отвлекает от действительности. Это такая вот квази-виртуальная реальность, в которой только и может существовать герой.
А в реальности это опять грубый, неотесанный неандерталец, который, несмотря на богатство, не моется, зарастает паршой, продолжает материться и не видит разницы между культурным памятником и надписью «здесь был витя».  

К сожалению, на этом моя рецензия заканчивается, но это тоже неплохой финал. И вообще, думаю я сейчас: ничего в этой жизни не поздно. Вот теща одного моего знакомого взяла и в 70 лет пошла в дом культуры учиться играть на баяне, сейчас ей 90, она абсолютно глухая, но как баян растянет...

 
Tags: Эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment