sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Categories:

Новая американская пьеса в России

Презентация в ЦИМе


5 октября проходила встреча с инициаторами и участниками программы продвижения новой американской пьесы в России: Джон Фридман (театральный критик, переводчик), Майк Хёрли (представитель посольства), Филип Арно (директор Центра международного театрального развития (с 1990 года), Эми Вегенер (литературный сотрудник Фестиваля новой американской пьесы «Хумана» и Актерского театра в Луисвилле), Кристофер Хибма (ко-директор Института театральных программ «Сандэнс»), Престон Уайтвэй (исполнительный директор Театрального центра Юджина О’Нила), Джим Никола (арт-директор театральной лаборатории в Нью-Йорке).

Выступление открыл представитель посольства Майк Хёрли, который рассказал, что начало культурному обмену было положено года назад благодаря встрече Обамы и Медведева.
Затем Филип Арно отметил, что за 10 лет деятельности его Центра это первый проект, поддержанный американским посольством. Суть проекта в том, рассказал Филип Арно, что для перевода на русский язык будет отобрано 24 современные американские пьесы (лонг-лист), из которых затем отберут 8 пьес (шорт-лист), а из них выделят 4 для адаптации, очевидно с дальней целью все-таки поставить.
Для этого очевидно их будут и адаптировать. Для чего адаптировать наши пьесы для американцев (Ольги Мухиной, к примеру) понятно, - там никто не поймет, что такое коммунальная квартира или какие-то другие бытовые странности. А зачем (и главное, что имеется в виду) адаптировать американские пьесы? Конечно, пьесы на тему антиглобализма, политкорректности или трагедии сексменьшинств, у нас даже у самой прогрессивной части аудитории вряд ли вызовут особое сочувствие, особенно в провинции. У нас-то всем страшно жить, а не только меньшинствам. У нас все неупорядоченно, все в состоянии первобытного бульона и вечного хаоса. Тут нет такого четкого деления на «свой-чужой», как на западе. А уж критиковать общество потребления тоже смешно, когда полстраны в нищете живет. Надо чтобы успели зажраться. Так что эта адаптация должна произойти просто на уровне отбора. Мне было бы очень интересно посмотреть пьесу о маленьких людях (не обязательно маргиналах), а пусть о рабочих, или фермерах, или клерках. Про их кризис частной жизни.
Под конец своего выступления Филип Арно сказал, что его также радует антиколониальный подход этого проекта. Интересно, что он имел в виду? Если в смысле, что без мессианства, то под конец пафос мессианства прорвался – слова Джима Николы про равенство и братство, оптимизм, в который они верят и хотят приблизить к этому идеалу нас. Какой уж тут оптимизм, когда живешь при феодализме и это будет вечно (привет Сорокину).
Другие ораторы подробно рассказали о своих центрах, лабораториях и театрах, которые они представляли. Например, Кристофер Хибма рассказал, что Института театральных программ «Сандэнс» основал Роберт Редфорд. И еще он подчеркнул, какие прекрасные условия они создают драматургам – хочешь спи, хочешь ешь, пей, веселись, только работай. «Мы создаем убежище для автора».
Когда я слушала все это, то вспомнила, что в благословенные советские времена для членов всяческих союзов существовали дома творчества, казенные дачи, бесплатные талоны на обеды (даже я, простой корректор толстого журнала, успела пару раз до августа 91 года этим счастьем попользоваться), творческие отпуска, нехилые гонорары и пр. и пр.
А вот Эми Вегенер рассказала, что они в письменной форме отвечают всем авторам (а пьес присылается до 800!) и даже пишутся рецензии, в которых приводится краткое содержание и оценка пьесы: что хотел сказать автор, удалось ли ему осуществить задуманное и какие вопросы к автору остались.
И рецензии в ссср писались в толстых журналах. Я их читала в начале 90-х, старые рецензии, целые кипы их хранились в пыльных шкафах редакций, а потом в 90-х появилась такая пакостная строчка: рукописи не рецензируются и не возвращаются. Интересно, почему у нас отменили эту практику? Ну, задолбаешься отвечать графоманам. Я помню, забавные были рецензии, явно на графоманские рукописи. Вот отрывок: "Приводит в недоумение и концовка рукописи. Почти все страницы огромного материала повествуют о трудностях работы оленеводов, об их социальной, бытовой, культурной неустроенности (они и голодают, и мерзнут, и мокнут, и жизнью рискуют, и сутками глаз не смыкают), - и вдруг, заканчивая разговор об интернатах, автор заявляет: оленеводческая бригада - "все тот же интернат. Директор совхоза закажет вертолет, привезет продукты, книги, батарейки и т. д. Заболеешь - прилетит вертолет санавиации. Никаких проблем. Проснулся, поел, отправился в стадо, побегал за оленями сколько там нужно. Возвратился на стан - мяса, масла, чая, сахара - всего вдоволь".
И мне кто-то рассказывал, почему была в старые времена такая обязанность – рецензировать весь поток. Чтобы на суде было чем отмахаться. Тогда были такие прецеденты, графоманы могли и в суд подать, если их проигнорировать. Ну, а Америка страна судов. А у нас теперь судьи рассмеются такому интригану в лицо.

Если вернуться к американским пьесам, то Программа рассчитана, как минимум, на год, то есть уже к лету 2011 года переводы будут опубликовать и даже, по возможности, выложены в Интернет.
Новые российские пьесы более активно проникают в Америку, чем американские в Россию. И не только переводятся, но и ставятся. Так, например, как рассказал Джон Фридман, в Балтиморе, в Чикаго и других городах с успехом идет «Я, пулеметчик» Клавдиева. Также ставят Курочкина, Вяч. и М. Дурненковых, из первой волны НД – известна в Америке Ольга Мухина (Таня-Таня, Ю).
А вот в России все еще Сэм Шепард считается современным американским автором, в России не знают современного американского театра и драматургов. Этот пробел и призвана решить Программа.


Участники презентации:
Джим Никола – арт-директор театральной лаборатории в Нью-Йорке (с 1988 года). Без его деятельного участия не состоялись бы премьеры таких пьес, как «Blown Sideways Through Life» и «Dirty Blonde» Клаудии Шир, «Rent» Джонатана Ларсона, «The Seven» Уилла Поуэра, спектаклей Ивана ван Хува «Гедда Габлер» и «Трамвай по имени «Желание», американских премьер пьесы Кэрил Черчилл «Сумасшедший лес», «Далеко» и «Номер», «Quills» Дафа Райта и «Homebody/Kabul» Тони Кушнера. Джим Никола также работал в театре «Arena Stage» в Вашингтоне, где поставил такие пьесы, как «’night Mother» Марши Норман, «The Marriage of Bette and Boo» Кристофера Дуранга и «Still Life» Эмили Манн.
Эми Вегенер – литературный сотрудник Фестиваля новой американской пьесы «Хумана» и Актерского театра в Луисвилле. Работая около десяти лет в Луисвилле (а также некоторое время в Гатри-театре) работала как драматург над более чем 80-тью спектаклями. Каждый год отбирает пьесы для фестиваля «Хумана» и национального конкурса десятиминутных пьес. Вышло 11 сборников пьес, где Эми выступила редактором и составителем.
Кристофер Хибма – ко-директор Института театральных программ «Сандэнс». Проводит лаборатории во Флориде, Вайоминге и Юте, а также с 2010 года в МАСС (Музее современного искусства в Массачусеттсе) и на острове Говернорс в Нью-Йорке. Учредил институт «Сандэнс» в Восточной Африке, где устраивает театральные лаборатории, поддерживая творческих людей из Эфиопии, Кении, Руанды, Танзании и Уганды.
Престон Уайтвэй – исполнительный директор Театрального центра Юджина О’Нила. Под его руководством Центр был награжден в 2010 году региональной премией «Тони». Сотрудничает также и с Национальной конференцией драматургов при театре «Arena Stage» в Вашингтоне.
Филип Арно – директор Центра международного театрального развития (с 1990 года). Широко известен как продюсер, реализующий множество долгосрочных международных проектов для театров, которые делают первые шаги в области интернационального сотрудничества. В 1971 году основал и возглавил Театральный проект в Балтиморе, куда привозил множество мировых знаменитостей, в том числе Ежи Гротовского, Ивана ван Хува. С 2000 года работает над американо-российскими театральными связами.
Джон Фридман – театральный критик, переводчик. Живя в Москве, около 20 лет занимается презентацией русского театра для американского и англоязычного зрителя и читателя, около 10 лет сотрудничает с Центром международного театрального развития Филипа Арно. Издал множество книг о русском театре и русской драматургии, перевел множество современных русских пьес на английский язык (русские пьесы в его переводах идут в США, Австралии, Канаде и ЮАР), работает театральным обозревателем в «The Moscow Times» с 1992 года.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments