sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Categories:

Любимовка-2010. 6 сент. «Язычники», авт. А. Яблонская, реж. О. Лысак

Обсуждение ведет Е. Гремина

(? Алена Солнцева). Эта пьеса не идеалогическая какая-то конструкция, а прежде всего именно пьеса, то есть художественное произведение, но при этом она настолько острая, настолько правильная, и точная эмоционально, с моей точки зрения.

О. Шишкин. Мне, конечно, не хватало дьявола. Такого настоящего с клинообразной бородкой, с копытами, и я в какой-то момент стал вычислять, а что он сделает. …. Либо старуху уберет, либо… Мне не хватало такого вот приговора в чистом виде, я увидел, что это пьеса о дьяволе, и мне нужна была визуализация, а так прекрасно.

Валерий Печейкин. Мне понравилось, но я покритикую. В тот момент, кода мы поняли, что такое плохо (Е.Г. – А что плохо?) - ну, православие, мне так показалось, и я внутренне с этим даже согласился, но потом начинается самый сложный момент, от которого и классики не ушли: надо показать, а что такое хорошо. И вот здесь сложность возникла, по-моему, очень большая. И спасибо автору за то, что в конце вы растворили эту тему и не стали на этот вопрос отвечать.
Если помните, это и у Булгакова есть, что наступает потом желание показать как хорошо, а хорошо - это торшер и все пьют чай. И это по качеству всегда чуть-чуть наивнее и хуже, чем (?) сатира. Здесь автору удалось ускользнуть от этого.

О. Шишкин. …или как у Вольтера хорошо - это растить свой сад…
То есть характер, а не моралите.

Виктория (филолог). В этой пьесе все персонажи в финале приходят к себе и избавляются от тех или иных догм.

М. Курочкин. Я попытался проанализировать то, чему организм верит абсолютно. Верит этой тоске, которую привносят эти люди с цветной шелухой от яиц, с черствыми пасочками и иконками в руках и на стенках, и эта тоска, эта мощная энергия, к которой подключаешься, это абсолютная достоверность, мгновенное слияние каких-то интересов –торговли и церковной системы, и я верю этому абсолютно. В моей любимой лавре Киево-Печерской, если грузовики нужного размера не проезжает, то ломают ворота и на следующий день они становятся выше. И это прекрасно, мне очень понравилась пьеса. Из критических замечаний, мне кажется, я замечаю и в себе подобную склонность, немножко гладкий диалог, есть потрясающие моменты алогичного диалога, но очень высок процент логичного диалога. Пойдем сделаем что-то. – Что сделаем что-то? Это я к примеру говорю, и, по-моему, это проблема. Логику надо чуть-чуть ломать. И эту пьесу очень интересно сравнить с пьесой «Черная» Д. Привалова, Петербург и Одесса. Насколько жизнеутверждающая эта южная энергия, украинская.

С. Новикова. …Почему в сегодняшней нормальной семье происходят такие сложности, непонимание, такая пропасть между людьми, которые могли бы вполне жить хорошо и мирно. Для меня это такой смелый и живой разговор. Прекрасный персонаж матери(бабушки), который сыграла чудесно Оля Лысак, которого давно нам не хватало. Но мне кажется, что послесловие, такое прозрачное объяснение, что стало с этими героями, на мой взгляд, это некое упрощение, это слишком прямой лобовой ход, который понятно почему они все к этому приходят, но из тонкой вязи пьесы это <не вытекает> и мне кажется, что это некоторое упрощение.

О. Михайлова. Это очень хорошо сделанная пьеса. Будем исходить из названия, эта пьеса называется «Язычники», и эта пьеса рассказывает о язычниках. И <есть там> путешествие к другим язычникам (Боцман). И в среду язычников попадает человек верующий, то есть это вера и язычники…. И они относятся к ее религии точно так же, как относятся язычники к духу отца: начинаются чудеса: покупка квартиры, зарплаты, <материальные блага>… И когда происходит несчастье с этой девочкой, что делают язычники? Они тут же отпадают от веры, потому что у язычников прагматичное отношение к вере, я идолу помазал нос кровью и идол мне за это чего-то дал, и как только не получается с одним идолом, язычники тут же поворачиваются к другому идолу (маске), а другой идол это черт. Но: черт никогда ничего не делает даром, он забирает верующего человека, того, кто действительно верующий и того, кто действительно нес веру, и в свою веру пытался обратить язычников. Мне пьеса не понравилась. Вот пьеса, вот все правильно, хочу ли я вступать в какие-то индивидуальные отношения? – не хочу, мне не интересно, исключая эту верующую бабушку (О. Шишкин: – А черта?) - Ну, черт-то не появился! Я не вижу здесь сообщения. Да, язычники, вот они такие, ну да, я это знаю. Это наша основная проблема, нет другого (нового) сообщения.

О. Шишкин. Ну, а какое может быть другое сообщение по поводу религиозности?

О. Михайлова. По поводу религиозности – про то, как они перешли в язычники и им стало хорошо. Расскажите мне про это, масса людей так живет. Ты - мне, я - тебе, попользовалась чертом, и ушла в церковь.

А. Зензинов. Оля сказала две трети того, что хотел сказать я. И с одной третью я не согласен. Во-первых, я совершенно не согласен с тем, что эта пьеса антиправославная, на само деле эта пьеса идей. Что смущает: с одной стороны прекрасный, продуманный, простроенный, точный диалог, каждая реплика порождает следующую. <идея пропадает> А идея о том, что к язычникам приходит кто-то, я не могу сказать, что этот персонаж стопроцентный идеал верующего человека, она дура, она ханжа, она очень себя любит, не веру в себе, а себя в вере и пр, и пр. Но, давайте-ка спросим себя, что бы было с этими людьми, если бы эта женщина не появилась. Намек на это делает в эпилоге отец. Все бы это тянулось бесконечно: жена мужа бы пилила, муж бы продолжал шарахаться налево-направо, не понимая, что ему в этой жизни делать, дочка бы продолжала переживать по поводу разрушенного романа и в конце концов осталась бы одна могила. И поэтому здесь нет желания сказать, что вера это вообще безобразие и давайте в эту сторону не ходить и нет так же желания сказать, что <вера> делает нас свободными, гордыми и независимыми. Здесь есть столкновение мировоззрений, что вообще в наших пьесах бывает крайне редко, столкновение идей.

О. Шакина. Я мечтала забить нишу антиклерикального критика, попытаюсь сейчас это сделать. Мне кажется, что эта пьеса совсем не антиправославная, и мне кажется, дихотомия религиозная и антирелигиозная несколько устарела. И мне кажется, что эта пьеса в принципе об иллюзиях. И я не вижу качественного различия в иллюзиях религиозного толка и иллюзиях «полюбила пидараса», и все иллюзии в данном случае одинаковые.

А. Железцов. Если очень коротко. Хорошо сделанную пьесу можно ругать. Но тут понятно, что человек может этим владеть и это дорогого стоит. Но и оно же дает это ощущение замкнутости и пустотности. Вот что совсем новое - это новый персонаж. Есть радость узнавание не столько персонажа, который был в пьесе, сколько радость узнавания довольно зловещего социального типа такого ново-православного кликушества. Этого добра сейчас довольно много и здесь понятно, что персонаж играет (другую) роль. И если говорить, про что эта пьеса, то эта пьеса об одном из искушений Христа – искушении чудом.

Е. Гремина (к Ольге Шакиной). Я хотела вас спросить не столько о содержании и идеологической составляющей пьесы и пр., сколько о форме, спросить вас как исследователя Пряжко, в связи с отказом от сюжета и т.д., что вы думаете в связи с этим о такой хорошо сделанной пьесе, с хорошо выстроенным сюжетом?

О. Шакина. Я не готова себя провозглашать экстремистом, хотя мне очень нравятся новые формы, а это была совершенно ясная, чистая, нарративная пьеса, с прекрасными диалогами, пьеса написана культурным человеком и меня это совершенно не смущало. Просто было мнение до этого, что не хватает неких сломов.

Хххх(?). Для меня появление этой пьесы очень важно, потому что, когда я читала эту пьесу, и сейчас когда слушала и еще раз включилась, для меня лично эта пьеса о фальши, и человек никогда не будет счастлив и гармоничен, неважно (язычник или православный), если присутствует фальшь…

Е. Казачков. Ассоциирует ли автор себя с кем-то из персонажей?

А. Яблонская. Нет, ни с кем.

Е. Казачков. Вот, это меня и встревожило. Чувствуется, что автор не включен в эту проблему.

А. Яблонская. Я даже не знаю, как об этом говорить. Мне кажется это очень избыточный и затянутый текст. Это моя проблема - избыточность и многословие, и я всегда стараюсь не показывать своего лица в пьесе. Это напрягает людей, когда они не видят, что думает автор, но в этом случае ты защищен, тебя никто не может достать, никто не знает, что ты реально обо всем этом думаешь. И мне кажется, что в этой вещи вполне ясно, что я думаю, и тут моя уязвимость просто бешеная. Есть уже другой вариант этой пьесы, он выйдет (вышел) в «Современной драматургии», где я ее привела в божеский вид.

Регина. Здесь прозвучало мнение, что непонятно послание. Мне кажется, тут все понятно. Там важно то, что язычники абсолютно все и они в итоге все друг друга поломали, и послание мне кажется в том что ритуалы ритуалами, но все равно нужно головой своей думать. И еще мне понравился персонаж папы.

Е. Гремина (подводя итоги). Об этой пьесе много говорили и несмотря на ее, казалось бы, прямолинейность, она имеет массу трактовок, вызывает разные мнения и это нормально. Я не согласна со многими мнениями, которые я слышала. В этой пьесе на самом деле много загадок и ответы на них мы так и не находим. И чудо здесь можно трактовать по-разному (по верей вашей да будет вам). Может быть, по молитвам бабушки, может, из-за искреннего переживания родителей, или маски Боцмана и т.д. Причин может быть миллион. Что мне понравилось? Что нет однозначной трактовки источника чуда. Пьеса хорошо сделана. И при этом она не потеряла в героях. К сожалению, у нас часто бывает или сюжет или герой. Броский, хороший сюжет – плоские и неинтересные герои; хороший, интересный герой – сюжет плывет, конца нет, повторы, полдействия и так далее. Здесь, с одной стороны, взяты абсолютно типичные люди: типичный отец, типичная мать, которых жалко, и они поставлены в достаточно драматические отношения. А бабушка (верующая) для меня такой же язычник, потому что она не соответствует тем образцам (которые там цитировались – про Серафима Саровского), которые могли бы появиться. И здесь я вспомнила гениальную пьесу «Тартюф», которая никакая не антирелигиозная, а на самом деле грешное нормальное семейство сталкивается с ханжой и все равно что-то в конце начинает понимать. Там это коллизия. Здесь это решено с позиций острой социальной драмы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments