sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Categories:

Любимовка-2010. 5 сентября. 21:00. Миссионеры. Запертая дверь. Павел Пряжко (реж. Д.Волкострелов)

М. Курочкин. В детстве было такое ощущение, что все записывается, такой тотальный КГБ. И вот пьеса «Миссоинеры» - это идеальный чекистский мир, где все ходы записываются. И вот Паша в принципе точно фиксирует такое прекрасное будущее, когда-нибудь будет именно так, и солнце, и сосны, и быт будет простой, где-то будут какие-то заколоченные домики, совсем не обязательно, что будут какие-то космотпорты, и вот люди и все психические явления, интонации и все поступки будут записываться подобным способом, это точный протокол будущего какого-то, как в фильме «Жизнь других». И это прекрасно, потому что Паша реализует свою детскую мечту. И я это говорю абсолютно серьезно, потому что это очень драматично. И в этом нет никакой иронии.

Е. Гремина. Мне кажется, в связи с этой пьесой можно поговорить на тему «что такое пьеса, что такое не-пьеса».

М. Егоров. Мне было интересно все это слушать. И я думал, что мне интересно, и как это могло быть в идеале. В идеале мне хотелось, чтобы здесь не было слов, проговариваемых слов, и чтобы не было времени. Есть какие-то замечательные пространства и перемещения. Потому что когда люди говорили слова, мне казалось, что они вынужденно это говорили и они могут существовать и без текста.

Кто-то из зала. Но они же выполняют миссию, работают…

М. Дурненков. Мне кажется, Павел верен себе и продолжает двигаться в этом направлении, у него есть собственное высказывание, и я могу только повторить то, что я говорил в прошлый раз при таких же обстоятельствах: набирается какая-то критическая масса самого Пряжко, по ощущению, наверное, теперь его можно пародировать. Интересно идти за автором по этому пути, по этой тропинке смыслов.

Е. Казачков. Все обращают внимание на форму и о ней очень много говорят, что Павел пытается как-то форму создать. А у меня все-таки есть подозрение, что еще есть какие-то конкретные вещи и по содержанию, что он имеет в виду, здесь какое-то есть более точное наблюдение. Я пока не могу сформулировать про этот мир, этих людей (персонажей), но это не менее важно.

О. Шакина. Мне кажется, что у Паши есть некое количество псевдо-производственных пьес, и метод тут, на мой взгляд, таков: как качественно меняется жизнь, так меняется и драматургия, то есть это имитация, это имитация пьесы об имитации жизни, то есть тщательно фиксируется, как эти люди имитируют миссионерскую деятельность. Происходит разрыв связей, в данном случае это разрыв связей между человеком и его потребностью творить добро, например. Если в «Чукчах» это разрыв между языком и традицией, в «Поле» разрыв между человеком и землей, они еще все время в небо смотрят, в космос, то в «Миссионерах» эти люди имитируют, и это тщательно, детально документируется, как они имитируют эту деятельность.

Я. Пулинович. Мне показалось, что это чем-то похоже на Тарковского, Паша верен своему стилю. И я подумала, что для Паши было бы круто написать пьесу, которая полностью из стиля выбивалась.

М. Курочкин. За 20 лет он уже написал много пьес, которые не похожи на пьесы Пряжко. Он драматург с огромной историей. И его ранние пьесы не похожи на эти. Это было абсолютно другое.

Зритель. Это грустный абсурдизм такой, как-то видится вселенская пустота. И от этого безумно грустно, потому что видишь, что это люди с оторванными головами, которые гуляют по земле, как, наверное, многие из нас в нашем времени (смех в зале). И здесь нет ни одного знака вопроса, ни одного знака, ни точки, ни запятой, а есть ровное пространство, где что-то такое движется, как муравейник, как листва шевелится. У меня такое впечталение осталось от этих людей (персонажей), такое насекомообразное существование.

Зритель. Я когда-то работал охранником. Казалось бы, человек сидит и ничего не делает. А на самом деле, я делаю важное дело, действительно, выполняю миссию (бурный смех в зале, аплодисменты).

Е. Гремина. Я бы хотела добавить: можно ли эту пьесу сыграть, не читая ремарки?

М. Угаров. Нельзя и не нужно.

Е. Гремина. Опять хочу вернуться к теме «пьеса – не пьеса». Античная драма не похожа на пьесу французского абсурда, пьесы Островского не похожи на пьесы Чехова(?) и так далее. То есть на то, как сделана пьеса (влияет время, меняется пьеса и меняется время). И хорошо сделанная пьеса (ХСП) уже не похожа, допустим, на пьесу Кольтеса. А всё это пьесы. Значит, пьесы могут быть разными. В данном случае вопрос: можно ли ее поставить именно как пьесу, без чтения ремарок. Ремарки являются уже частью текста пьесы, протокольно фиксирующие кто как говорит.

Д. Волкострелов. Было такое большое количество ремарок, что нам пришлось их все читать, потому что это читка.

П. Пряжко. Это такая лаунж-комедия - ну вот как белки бегают в лесу или пчелы роятся. Я не хотел бы, чтобы это воспринималось как издевательство, как стеб, это мое видение юмора. И, наверное, это единственный текст (Миссионеры), который я бы сам поставил, такими короткими сценами. … А Виктор (персонаж) это маньяк, но когда бульдозер в лесу оставили, он взял и помог, случайно, есть такой тип людей… и Виктор вот такой человек. А про имитацию - это правильно. Вот есть такие люди, вот идет человек, он одет так, как будто он в рок-группе какой-то играет, а он не играет. Ну вот есть грантососы такие, живущие на гранты. А вот старик какой-нибудь, и что дает ему пресс цивилизованного мира? У него все свое, он прекрасно существует и не надо ему ни гондоны эти, ничего…

М. Угаров. …здесь очень важно понять эти новые формы, как они развиваются. Вот у нас с Мариной Разбежкиной документальное кино в Высшей Школе Журналистики, там такие стеклянные шкафы и там сто книжек и все они называются «как написать хороший сценарий». И вот главное развлечение это читать вслух такие вот кулинарные советы хозяйке: положите столько соли, столько перцу. И настолько кино настоящее разошлось с кино журналистским, телевизионным, категорически разошлось. И наступил такой момент, у меня во всяком случае, такой приступ экстремизма – разойтись навсегда с классической теорией сюжетостроения, потому что его полностью себе присвоила киноиндустрия, индустрия сериала, и мы не должны топтаться на этой территории. Отвратительно обслуживать сюжет…

Запертая дверь. Павел Пряжко. Реж. Волкстрелов
Е. Ковальская. Это режиссерское решение (видеоряд) нам демонстрирует, что ремарки необязательно читать, что есть другой путь. Мы видели, как была поставлена «Жизнь удалась». У Павла Пряжко есть пьеса «Легкое дыхание», там ремарки еще длиннее. И их там читают. Филипп Григорьян работает с Пряжко, и все ремарки у него в постановках прочитываются. И вот появился режиссер Волкострелов, который не просто исполнил эти ремарки, сыграл их, но и придумал интересный формальный ход, он не поддался на эти провокации и справился с этим текстом.

М. Курочкин. Мы видим режиссера, который полностью доверял автору. Послушаем только Пашу. Как, Паша?

П. Пряжко. Классно! Конечно, читать все ремарки невозможно: пришел, зашел, встал. Получается я выебываюсь, блядь, пишу такие ремарки. Я как бы закладываю все равно <…> и оно работает. А если я буду трендеть полчаса и ты мне в ответ, это другая пьеса совсем. Мне скучно наблюдать, когда люди только говорят. Смысл вычленяется через чувства, невербально.
Tags: Любимовка-2010, новая драма
Subscribe

  • рыбалка в детстве

    Щербинка, год 80-82-й, мы с сестрой идем на пруд у деревни Сырово. Идем в 5 утра, с самодельными удочками и двумя ведрами, ловить бычков (так тогда…

  • Щербинка 80-е (продолжение)

    Итак, опять про Щербинку 80-82 гг. Мы с сестрой были помешаны, как впрочем все дети всех поколений, на шалашах. Это сейчас в Икее можно купить домик…

  • Щербинка. 80-е (продолжение)

    Однажды Олежка спросил нас с завистью: - А вы прям в Москве живете? - Угу, - ответили мы с гордостью. - А где там? - Я на Полянке. - А я в поселке…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments