sting_nettle (kodzujoro) wrote,
sting_nettle
kodzujoro

Бутылка

Люди, спасаясь от жары, приехали в лес. Они долго искали место в лесу и нашли поляну, рядом с маленькой речушкой в овраге, окруженной густым ивняком и ракитником, к речушке трудно подойти из-за огромной, в человеческий рост, крапивы и зарослей борщевика, но люди, вооружившись саперными лопатами освободили подход к реке, включили на полную громкость радио в своих машинах. Накупавшись в небольшой запруде с илистым дном, люди захотели есть. К вечеру они достали маринованное мясо, разожгли костер, женщины нарезали салат из малиновых узбекских помидоров. Когда солнце покинуло лес, но еще продолжало жечь дачные участки, расположенные на открытых пространствах, мстя людям за прошлые вырубки ради огородов, в лесу повеяло первой ночной прохладой - от реки и остывающей земли, пряно запахла крапива, розоватый иван-чай стал медово-пахуч, люди сидели на ковриках, жевали мясо, заедая кровавыми помидорами, хрустя зеленым луком, опускали лук в соль, смеялись, играли в карты, опрокидывали водку из пластиковых стаканчиков, наслаждались привычным фоном музыкальных радиостанций, который обычно отгораживает их в пробках от городского шума. Поэтому они не слышали звуков проснувшегося леса: тревожного треска обезумевших кузнечиков, зловещего гудение огромных жуков-мутантов, истеричных трелей оживших после зноя птиц. Люди образовали свой островок комфорта и наслаждались привычными радостями, спасаясь от страха и ужаса природы.
Наигравшись в карты, накупавшись в речке, допив водку и пиво, ведь завтра надо было возвращаться на машинах в город, люди заснули в своих удобных, многофункциональных автомобилях. Костер они затушили речной водой из пластиковой бутылки: телевизионные репортажи внушили людям страх перед непотушенной сигаретой и брошенным костром. И с чувством выполненного долга перед природой люди легли спать.

Проснулись рано утром, когда вся трава покрыта росой, когда суставы начинают ныть от речной сырости. Женщины организовали кофе, мужчины разбрелись по лесу отлить вчерашнее пиво, у кого-то, кто перебрал, болела голова. «у тебя есть анальгин?» - «у меня кеторол» - «а что это?» - «Это еще лучше». Мужчины вернулись и послышалось плюханье тяжелых тел в воду, теперь женщины отправились справлять свои нужды: «вау, а тут кто-то насрал!» «это не наши» - «неужели тут кто-то еще был» - «да трактористы какие-нибудь, там. Вон смотри, на той стороне поле»
Радио опять вернуло привычный ритм, люди расположились полулежа вокруг кофейного термоса, как римляне вокруг свинцовых блюд с виноградом. Руки, волосатые мужские, с печатками или обручальными кольцами и без, и женские, с маникюром французским, американским и даже причудливым японским, ухоженные, тонкие и толстые, загорелые и бледные с рыжеватыми или черными волосками и совсем безволосые, потянулись за бутербродами с колбасой, сыром: «ну, что искупнемся напоследок» - «ой, пиявка» - «вау! Холодно» - «ух, как хорошо! Бррр!»

И вот костер уже потушен, люди довольны собой, один толстый, с пивным животом, даже потанцевал на кострище, вот какие мы сознательные, женщины тщательно затушили окурки и бросили их в черное кострище. Курили в их небольшой компании только женщины. Строго-шутливый баритон в сотый раз изрек офисную банальность: «курить вредно!» в ответ раздался женский смех и какая-нибудь ответная банальность вроде: «жить вообще вредно!» Потом они даже собрали пластиковые бутылки и стаканчики в целлофановые пакеты, чтобы потом, выехав за пределы леса оставить мусор где-нибудь на видном месте у автобусной остановки — ведь так все делают.

А солнце только набирало высоту и люди спешили, чтобы успеть проскочить воскресные бутылочные горлышки на дорогах. Самое время хлопать дверьми, заводить моторы иномарок среднего класса: рено, пежо, нексия или хюндай. По утру из открытых окон людей в машинах будет приятно обдувать искусственный еще не прокаленный солнцем ветерок из открытых окон или кондиционер в закрытых атво. Наконец, слышен скрежет протектора по потрескавшейся цементообразной лесной дороге, машины ползут на первой скорости, больше нельзя, чтобы не повредить подвеску, и через полчаса тряской медленно-осторожной езды застоявшиеся лошадиные силы вырываются наружу, когда колеса касаются асфальтированной ленты.

Примятая трава, оставленная людьми на той лесной поляне медленно распрямляется, но в это место начинает проникать солнце, чего здесь никогда не было лет 30, потому что сюда заходили только лоси, кабаны и иногда грибники. И именно в этой образовавшейся рукотворной проплешине завалялась одна-единственная стеклянная бутылка из-под водки, в траве ее никто не заметил или она просто не влезла в пакет, да мало ли, да подумаешь, ведь самые вредные отбросы это пластиковые, пластик долго не разлагается, люди об этом знали, они слышали об этом по телевизору. Но они не знали, что прозрачное выпуклое стекло, специальное сформированное могучим стеклодувом на заводе, легко превращается в линзу. Эх, если бы они попали на необитаемый остров хотя бы на три месяца, без спичек и зажигалок, они бы узнали об этом свойстве бутылок, но они не знали. Поэтому когда примятая, уже мертвая трава под бутылкой к середине знойного дня превратилась в сено, а из бутылки еще и медленно вытекал спирт и пары спирта клубились в этом месте, а солнечный луч тотчас сфокусировался и уставился сквозь бутылочную линзу злым немигающим взглядом прямо на проспиртованный сухостой, трава задымилась, а вскоре показалось и вечно голодное пламя.

День был в разгаре. Люди расстались и рассредоточились по своим квартирам в спальных районах, по дороге закупив пива, кваса, ядовитых арбузов. Они сидели на своих кухнях в одном белье, перед телевизорами, в цементных коробках, как в цитаделях, плотно закрыв кто жалюзи, кто плотными шторами окна, каждые полчаса они поливали на эти шторы, как опять же советуют в телевизоре, создавая таким образом тропики в своих квартирах. А в это время в пригороде разгорался 247-й очаг пожара, который патрульный вертолет заметил только вечером, потому что в этом районе, слава Богу, и не было пожаров, да вот теперь и здесь, последний район охвачен, хорошо позвонили местные жители из соседнего поселка.

Если посмотреть на яйцеобразный уродливый бетонный город свежим инопланетным взглядом с высоты реактивного самолета, то вашему взору представится удивительное зрелище: закрученный в мучительную спираль кольцевидных дорог город окутан плотной дымовой завесой, в которой нет даже намека на брешь. Чужаку с далекой звезды представляется, что это средневековый город, который отбивается таким варварским способом от внешнего агрессора. Ведь кольцевая планировка как никакая другая способствует круговой обороне, готовность к которой диалектически сплачивает ненавидящих друг друга жителей в супертвердый монолит, и плотность его сопоставима, пожалуй, с плотностью черной дыры. Поняв это в какие-то доли секунды, гость из других миров в страхе разворачивает свой звездолет подальше от страшного города, который может запросто всосать и его.
Tags: рассказики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments